Тема 5. Объекты гражданских прав. 2-е занятие. Задача 2.

Задача 2.

[smskey]

Полагаю, что решение суда является верным.

Из ст.128 Гражданского кодекса следует, что к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

В силу некоторых особенностей имущественные права занимают промежуточное место между вещными и обязательственными правами. Эти особенности заключаются в самой природе субъективного имущественного права, которому во всех случаях противостоит соответствующая имущественная обязанность другой стороны правоотношения. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что имущественные права имеют обязательственную природу, так как являются частью относительного гражданского правоотношения, в котором субъективному гражданскому праву противостоит имущественная обязанность строго определенного лица или нескольких лиц.

Явления, перечисленные в ст. 128 ГК РФ, потенциально оборотоспособны, что означает допустимость совершения по поводу их юридически значимых действий, в том числе сделок. Буквальное толкование ст. 128 ГК РФ приводит к небесспорному выводу о возможности установления "права на право", т.е. признания субъективного права объектом другого субъективного права. Проблема юридического оформления вовлечения в гражданский оборот субъективных прав требует, таким образом, дополнительного исследования. При этом логические препятствия для рассмотрения в качестве "бестелесных вещей" как абсолютных (исключительных), так и обязательственных прав отсутствуют .

Сделка по определению - это действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Возникает вопрос: возможно ли установить иное субъективное право относительно имущественного права либо совершением сделки можно лишь изменить и прекратить уже существующее право? Иными словами, может ли имущественное право, принадлежащее субъекту, стать предметом предоставления, в отношении которого субъект выступает как лицо обязанное, т.е. могут ли сделки как действия повлечь такой правовой результат, вследствие которого новое имущественное право, приобретенное по сделке, имело бы своим объектом прежнее имущественное право?

Эта проблема обсуждается в юридической литературе и делаются выводы, что право может обладать качеством меновой стоимости (имущества) и что имущественные права - это права, являющиеся объектом оборота, т.е. оборотные права. Объясняется это тем, что динамика вещных прав может приводить к самостоятельному имущественному праву, если происходит его "отрыв" от вещи. "Отрыв" от вещи, по мнению авторов идеи, имеет место тогда, когда право перестает характеризовать вещь как потребительную стоимость. Однако оно остается имущественным правом (хотя уже и не вещным), так как сохраняет за собой стоимостный критерий. В таком качестве оно может стать предметом определенных сделок, а в общем плане - объектом гражданских прав.

Как выраженная вовне в виде каких-либо материализующих ее характеристик данная субстанция не существует и отдельной (обособленной от субъекта) социальной ценности не представляет, следовательно, и "польза" от нее может быть получена только субъектом принадлежности. И польза эта может быть только такой, какую способно обеспечить субъективное право, являющееся видом и мерой поведения, и не более того.

Социальные блага, пригодные быть объектами имущественных прав, современная цивилистическая наука подразделяет на две группы:

1) материализованная субстанция, имеющая вещественную форму;

2) иные материальные блага в форме действий.

К числу первых относятся вещи, к числу вторых - результаты работ в материализованной, вещественной форме (результаты строительства или ремонта какого-либо материального объекта) и услуги (совокупность операций-действий, имеющих полезный эффект).

Возможность использования имущественных прав в качестве самостоятельного объекта гражданских прав определяется и спецификой имущественного правоотношения. Имущественное право может быть объектом гражданских прав только тогда, когда оно перестает выполнять функцию эквивалента товара, приобретая тем самым способность существовать отдельно от него и, следовательно, представлять самостоятельную имущественную ценность. Такая ценность может быть констатирована лишь в случае отсутствия тесной неразрывной связи с вещью, определяющей особенности ее правового режима, и обусловлена возможностью отчуждения самого имущественного права как самостоятельного объекта гражданских прав. Конституироваться подобным образом имущественное право способно только в рамках обязательственных правоотношений.

Отнесение имущественных прав к объектам гражданских прав в обязательственных отношениях затрагивает сложный теоретический вопрос о понятии объекта обязательства. С учетом различных точек зрения по данному вопросу имущественные права в обязательственном правоотношении можно определить либо как объект, либо как предмет обязательств. В первом случае имущественные права представляют собой блага, "на которые направлены субъективные права и юридические обязанности" участников обязательства. Во втором случае имущественные права являются тем благом, по поводу которого кредитор приобретает "право на чужие действия" , что важно именно для характеристики обязательственного правоотношения, поскольку независимо от того, является ли имущественное право объектом или предметом обязательства, эти блага имеют непосредственное отношение к гражданским правам в подобных имущественных отношениях, а потому и должны рассматриваться в качестве объектов таких прав. Наличие у объекта права требования имущественной ценности делает обязательственное право субъекта явлением той же природы, что и вещное право: придает ему имущественный характер. Однако имущественное право не способно к отчуждению само по себе в любом правоотношении - отчуждается либо вещь, служащая объектом вещного права, либо предоставление, выступающее объектом обязательственного права.

Важно и то, что физическая гибель объекта вещного права, например уничтожение предмета, влечет безусловное прекращение субъективного вещного права. Подобное невозможно в обязательственном отношении: даже смерть субъекта обязанности не лишает правомочное лицо права на предоставление, к которому становятся обязанными наследники (правопреемники).

В подобных ситуациях, по мнению Д.И. Мейера, объектом гражданских прав следует признавать не отвлеченное право, а чужое действие, оформляемое с помощью права. Покупатель получает в собственность вещь после того, как в пределах обязательственной конструкции приобретает право на чужое действие посредством индивидуализации его в качестве требования (долга) и реализует его в системе обязательства. В этом случае объект права не материализован, но материален, поскольку подобное требование всегда может быть оценено, выражено в деньгах, и, стало быть, объект права - имущество, а само право имеет имущественный характер. Вместе с тем оценке подлежит не право как таковое, а его объект - требование кредитора как предмет обязанности должника: "только то может быть предметом обязательства, что может быть выплачено деньгами". Право как явление идеальное само по себе ничего не стоит, его нельзя "сосчитать", но можно выразить в денежных единицах требование кредитора в обязательстве, например стоимость работ и услуг, подлежащих выполнению должником.

При этом, однако, следует обратить внимание на то обстоятельство, что легальный объем понятия имущества, как это вытекает из буквального толкования ст. 128 ГК РФ, вмещает в себя достаточно разнородные объекты. С одной стороны, это вещи, а также деньги и ценные бумаги, характеризуемые в качестве объектов гражданских прав объективностью своего существования и относительной автономностью по отношению к носителю соответствующего субъективного вещного права. Именно эта автономность и позволяет включать данные объекты как таковые в содержание понятия "имущество" безотносительно к существующим субъективным правам на них. С другой стороны, в имущество включаются и имущественные права, которые по указанным причинам не совпадают с абсолютными по характеру правами (правом собственности, производными вещными правами) на вещи, деньги и ценные бумаги. В настоящее время практически общепризнано, что термин "имущественные права" не равнозначен выражению "права на имущество" и обладает собственным содержанием.

Имущественные права как объекты субъективных гражданских прав не могут рассматриваться в качестве имущества в отрыве от их юридической принадлежности тем или иным конкретным субъектам (кредиторам) в обязательственных правоотношениях с конкретными должниками, а также иных факторов, прямо или косвенно влияющих на само существование (действительность) требования, его параметры и пределы, осуществимость требования и т.п. В силу этого обстоятельства определение имущественного права в качестве объекта гражданских прав всегда включает в себя сочетание признаков как требования самого по себе, так и субъектных его характеристик. Так, существенное значение для имущественного требования имеет степень исполнения обязательства должником, его экономическое положение, наличие и обоснованность возражений против требования кредитора. Юридическое своеобразие имущественных прав состоит в том, что они являются предметами сделок. Этим они и отличаются от личных неимущественных прав, которые предметами не являются. Сделка не может быть основанием ни их возникновения, ни их переноса. Имущественные права оборотоспособны, личные неимущественные права необоротоспособны. Вопрос о том, является ли то или иное право имущественным, совпадает с вопросом, является ли данное право предметом в смысле гражданского законодательства.

Исходя из традиционной для гражданского права классификации прав, можно сделать вывод, что, за исключением личных неимущественных прав, все права предполагаются имущественными, так как неимущественные права (и личные имущественные) вообще не способны выступать самостоятельным объектом оборота.

Имущественное право может быть объектом гражданского права в чистом виде лишь тогда, когда оно приобретает способность существовать отдельно от вещи и представляет самостоятельную ценность.

Невещественный характер имущественных прав как критерий их самостоятельного правового положения является основой для регулирования их оборота в качестве объектов гражданских прав.

Отсутствие тесной, неразрывной связи с вещью, определяющей особенности ее правового режима, например права хозяйственного ведения, оперативного управления, сервитута, дает основание констатировать отчуждаемость имущественного права и, следовательно, возможность отделения от субъекта права с последующей передачей другому лицу.

Таким образом АО передало ООО право на еще не существующее право. Не никаких гарантий, что оно фактически возникнет, ведь каждая из сторон может по определенным причинам отказаться от сделки, могут возникнуть форс — мажорные обстоятельства. Фактически АО продало «воздух». Это недопустимо и суд правомерно признал такую сделку ничтожной.

[/smskey]