История России. Курс лекций. XII-XIX век.

XVII в. характеризовался заметным ростом грамотности среди различных слоев населения: среди помещиков грамотных было около 65%, купечества — 96, посадских людей — около 40, крестьян — 15%. Как и прежде, грамоте в основном учили в семье. Широкое распространение получают учебные пособия; особой популярностью пользовался «Букварь» Василия Бурцева (1633). Появляются средние школы, где изучаются иностранные языки и другие предметы (1640-е — частная школа боярина Ф. Ртищева для молодых дворян; 1650-е — школа в Чудовом монастыре; 1660-е — государственная школа для подьячих). В 1687 г. открывается первое в России высшее учебное заведение — Славяно-греко-латинская академия — для подготовки высшего духовенства и чиновников государственной службы. Произведения общественной мысли начала века создаются под свежим впечатлением Смутного времени, бурные события которого рассматриваются в них с различных точек зрения.

Дьяк Иван Тимофеев во «Временнике» (1620-е гг.) осуждал Грозного и Годунова, истреблявших боярство и тем, по его мнению, ослаблявших царскую власть; Авраамий Палицын, келарь Троице-Сергиева монастыря в своем «Сказании» винил русских людей в забвении религии и т.д. В середине и второй половине XVII в. появляются сочинения Симеона Полоцкого, «Политика» Юрия Крижанича, в которых последовательно обосновывается самодержавный обраа правления, доказывается, что только единоличная власть способна навести порядок в стране и обеспечить ей процветание. Сочинения, содержащие резкую критику государственной власти и официальной церкви, породили раскол; самым ярким из них было «Житие протопопа Аввакума» — своего рода автобиография, написанная духовным вождем раскола. В литературе идет процесс «обмирщения», преодоления религиозной тематики и жестких средневековых канонов. Чрезвычайную популярность приобретает бытовая повесть, посвященная темам, волнующим читателей: столкновение младшего и старшего поколений, нравственный выбор героев, их личные переживания («Повесть о Горе-злосчастье», сер. XVII в.; «Повесть о Савве Грудцыне», 1660-е гг.; «Повесть о Фроле Скобееве», 1680-е). Основные персонажи — купцы и небогатые дворяне, как правило, люди авантюрного склада, легко отвергающие патриархальные устои и нравственные нормы прошлого. Социальные конфликты XVII в. породили еще один жанр — демократическую сатиру, которая пародировала жития («Слово о бражнике»), судопроизводство («Шемякин суд», «Повесть о Ерше Ершовиче»). Отход от церковно-схоластического мировоззрения коснулся и зодчества. Церкви сер. XVII в., как правило, нарушали крестово-купольные образцы, отличались асимметричной группировкой объемов и чрезвычайно богатым декоративным украшением фасадов, что отвечало, очевидно, вкусам купечества и посадских людей. Светское, отчасти даже языческое, сказочное начало, которое современники называли "дивным узорочьем", отчетливо проступало в этой архитектуре (московские церкви Рождества Богородицы в Путниках, Троицы в Никитниках; Ярославские церкви Ильи Пророка, Иоанна Златоуста).

Патриарх Никон объявил решительную борьбу этому стилю, запретил строительство шатровых церквей, но добился лишь некоторого единообразия конструкций; пышная, светская по сути, декоративность оставалась отличительной чертой церковной архитектуры. Так, для ярко расцветшего в конце XVII в. стиля "нарышкинское барокко" была характерна большая симметрия и уравновешенность объемов; однако своей декоративностью белый резной камень на фоне гладких кирпичных стен — церкви этого времени даже превосходили своих предшественниц (церковь Покрова в Филях, Спаса в селе Уборы близ Москвы, Воскресения в Кадашах). Из гражданских построек самыми замечательными были Теремной дворец Московского Кремля и сказочно-причудливый деревянный дворец Алексея Михайловича в Коломенском (не дошедший до наших дней). В иконописи пер. пол. XVII в. продолжала господствовать «строгановская школа», мастера которой (Прокопий Чирин) все свое искусство посвящали тщательному и технически совершенному исполнению канонов. Во втор. пол. XVII в. заметным явлением становится живопись Симона Ушакова, в которой уже проявляются реалистические тенденции: он пишет иконы с учетом анатомического строения лица, используя светотень и пр. («Спас Нерукотворный»). Новые черты живописного искусства проявились и в парсунах — портретах реальных лиц (царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича, юного Петра I).