История политических и правовых учений. Курс лекций.

История политических и правовых учений — одна из важнейших составных частей духовной культуры человечества, включающаяся в качестве необходимого компонента в юриспруденцию. Поэтому история политических и правовых учений представлена в государственном стандарте высшего юридического образования.


Сегодня в истории политических и правовых учений, как и в других обществоведческих дисциплинах, происходит переоценка ценностей, меняются акценты. Это связано не только с происходящими в нашей стране «метаморфозами», что сказывается на метаниях ученых-гуманитариев (от апологии марксизма-ленинизма к его полному отрицанию, и от него — непонятно куда), но и с неопределенностью вообще в современном мировоззрении, возникшей с приходом постмодернизма.


Автор любого произведения подвержен идеологическому, политическому, культурному воздействию современности. Историк способен разглядеть подлинное прошлое только в том случае, если он твердо опирается на настоящее, утверждал крупнейший историк современности Р. Дж. Коллингвуд. Он должен быть во всех отношениях человеком своей эпохи и рассматривать прошлое с точки зрения этой эпохи. Необходимо добавить, что каждый по-разному воспринимает (выражает) эпоху. Отсюда вытекает неизбежность альтернативности, дополнительности исторического описания.


Ниже предлагается краткое изложение курса истории политических и правовых учений и некоторые рекомендации по самостоятельному его изучению. Однако прежде чем приступить к изложению курса, необходимо предварить его некоторыми пояснениями. Как указывалось выше, любое произведение не может не быть субъективным, авторским произведением. Поэтому неизбежны авторские особенности и у предлагаемого курса истории политических и правовых учений. Думается, главное его отличие от других курсов истории политических и правовых учений - это акцент не на конкретные фамилии, не на представителей политико-правовой мысли, а на темы. История может быть представлена как смена некоторых основополагающих тем,  характеризующих  определенные  исторические эпохи. Эпохи, исторические периоды отличаются не только (и не столько) уровнем развития техники, экономическими, правовыми и политическими институтами, но и стилем мышления, картинами мира, принципами познания, мировосприятия. Этот феномен, детерминируемый культурой эпохи (общественным сознанием, прежде всего — его обыденным уровнем, архетипами коллективного бессознательного), и, в свою очередь, детерминирующий ее, может быть назван вслед за известным французским философом М. Фуко эпистемой. В рамках единой зпистемы всегда можно выделить несколько альтернативных (конкурирующих между собой) парадигм (школ, направлений исследования, различных углов зрения на один объект).


Таким образом, цельность (единство) истории политико-правовых учений может быть представлена как эпохальные эпистемы, состоящие из альтернативных парадигм. Именно такой подход, по мнению автора, дает возможность компактно, зримо представить целостность   исторического   процесса   политико-правовой   мысли. Объемные курсы истории политических и правовых учении страдают, как представляется,     раздробленностью, эклектичностью материала, невозможностью видеть собственно ИСТОРИЮ политических и правовых учений за конкретными фамилиями. Не перечислением конкретных представителей политико-правовой мысли, не описанием их биографий формируется история идей. Конкретный мыслитель интересен прежде всего не сам по себе (хотя не исключается и такой биографический, монографический подход), но как выразитель эпохи (культуры, ментальности эпохи): как он ее выразил, что внес нового, может быть обогнал ее. Зафиксированная идея отрывается от своего автора и начинает самостоятельную жизнь. Поэтому настоящий курс — это не история субъектов, а история идей.


Другая посылка автора, проясняющая структуру (избирательность) курса, состоит в согласии с утверждением невозможности построить более  или  менее сложную систему  на  собственных (внутренних) основаниях. Основания государства и права, истории государства и права, истории политической и правовой мысли - метаюридичеекие, метасистемные. Ни государство, ни право, ни политико-правовая мысль не имеют своей собственвой истории. Они — суть история общества. История политических и правовых учений, следовательно, лишь момент, сторона всеобщей истории. Следует отметить, что Р.  Коллингвуд,  представитель  наиболее влиятельной сегодня исторической школы «Анналов», сторонники микроистории считают невозможной историю без истории менталь-ностей. Поэтому историю политико-правовой мысли можно рассматривать лишь как момент, сторону всеобщей истории, имеющей относительную обособленность, самостоятельность. Отсюда оправдывается пристальное внимание к методологии, общесоциологическим и общеисторическим вопросам, что и отличает данный курс от традиционного изложения истории политических  и правовых учений.


Избирательность материала обусловлена представлением автора о наиболее актуальных темах, отражающих движение политико-правовой мысли от эпохи к эпохе, обусловленных, в свою очередь, всемирно-историческим процессом. Так, например, политико-правовые учения Востока в настоящем издании сознательно опущены. Современность (представление о ней автора) и является критерием отбора тематического содержания курса.


Ниже кратко излагаются узловые вопросы истории политических и правовых учений. Для изучения этой дисциплины ознакомления с предлагаемым текстом недостаточно. Но данное пособие, как представляется, должно помочь войти в круг проблем истории политической и правовой мысли, сориентироваться в огромном материале, накопленном человечеством в этой области, оказать помощь в самостоятельном ее изучении. Именно в этом — цель пособия.


Для самостоятельного изучения необходимо ознакомиться с литературой по истории политических и правовых учений. В конце комментария по каждому вопросу такая литература предлагается. При этом автор рекомендует наиболее доступные издания — прежде всего журналы и обзорные статьи. Как правило, не указываются классические труды философов: предполагается, что студент уже знаком с ними. Не включена и литература на иностранных языках.


Возможно материал курса покажется несколько усложненным. Однако курс истории политических и правовых учений не должен быть пропедевтикой к отраслевым юридическим дисциплинам. Сложность же материала вытекает из сложности самой истории политических и правовых учений. Дискуссионность многих излагаемых положений должна способствовать развитию самостоятельности, критичности мышления, без чего невозможна высокая профессиональная квалификация юриста.