История политических и правовых учений. Курс лекций.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Методология науки - это принципы и методы познания объекта, а также способы организации научного знания. Конкретные методы (способы) познания обусловлены принципами науки, господствующими в определенную историческую эпоху и, в свою очередь, вытекающими из культуры этой эпохи. Современные принципы науки (характерные для всех научных дисциплин без исключения) содержат в «снятом» виде, заимствуя, условно говоря, «все лучшее», приобщая это к новому содержанию методологии и отбрасывая «все худшее», принципы предшествующих эпох.


Принцип науки (познания и систематизации знания) — это господствующий в определенный исторический период и обусловленный культурой этого периода и предшествующих эпох способ фиксации «бытия порядка», отношение между «словами» и «вещами», на основании которого строятся свойственные этой эпохе способы восприятия, познания, практики, фиксирования накопленного знания, порождения отдельных идей и концепций. Именно так определяет М. Фуко ЭПИСТЕМУ (от греч. — знание), задающую интеллектуальный консенсус исторической эпохи. Историю можно описать как смену эпистем.


В АНТИЧНОСТИ, где складываются предпосылки современной науки и истории политических и правовых учений, эпистемой является ЦЕЛОСТНОЕ ВОСПРИЯТИЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ или КОСМИЗМ. Космизм олицетворяется идеей естественного (космического) порядка, подчиненного закону. Закон устанавливает для всех составляющих природу элементов (стихий) порядок, в соответствии с которыми ни один элемент не может осуществить свою власть над другим, но подчиняется целиком и полностью целому — космосу. Для античного ума понять предмет — значит превратить хаос в космос, в упорядоченное, эстетически значимое бытие. Античный космизм означает тождество бытия и мышления, законов природы и человеческих законов, нерасчлененность знания (все - философия, любовь к мудрости). Главные темы античности      космос, хаос, судьба.


В  СРЕДНИЕ  ВЕКА  господствует  эпистема  ВЫВОДНОГО (ДЕДУКТИВНОГО) ЗНАНИЯ. Знания дедуцируются из аксиом - истин, зафиксированных в Священном писании, или из других догм (например, — римского права, выраженного в кодексе Юстиниана). Способ выведения — дедуцирования — представляет собой схоластику: исследование всегда начинается с классического текста и ставит своей непосредственной задачей не сопоставление его с действительностью, а только правильное истолкование, систематизацию, комментирование, устранение встречающихся пробелов и противоречий. Средневековая эпистема выражается также в символизме - приоритете умозрительного мира над предметным. Кто владеет словом — тот владеет властью — девиз Средних  веков.


В НОВОЕ ВРЕМЯ складывается «классическая» эпистема, основанная на ИНДУКЦИИ, то есть движении мысли от частного к общему. Такая эпистема основывается на практике: вытекает из практических нужд человека и нацелена на преобразование практики. Отсюда атомистическое понимание общества (в отличии от холизма Платона), механистическая картина мира, рационалистическая теория естественного права и договорная теория государства, политические идеи просветителей. С сер. XVIII по сер. XIX вв. усилиями немецкой классической философии доминирующее положение в общественном сознании эпохи (переходного периода между Новым временем и эпохой индустриального общества) занимает ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ эпистема. Диалектика стремится рассматривать объект в становлении, в развитии из зародышного состояния, состоящего в реализации заложенных в него потенций до полного их раскрытия. Источником развития являются противоречия (тезис и антитезис). Формой развития выступает «снятие» — отбор (селекция) историей всего лучшего, прошедшего проверку временем. Важным моментом диалектической эпистемы выступает принцип тождества бытия и мышления, который представлен либо в панлогизме, либо — более мягкая форма — в тождестве диалектики, логики и теории познания лишь в конечном итоге. Вершиной диалектики является метод восхождения от абстрактного к конкретному: от чувственно данного к абстрактному определению предмета, и от него — к конкретному во всей полноте предмета, во всех его связях и отношениях. Но этот метод не дан «сам по себе», а требует наполнения дедукцией и индукцией, синтезом и анализом и т.д.


В середине XIX в. доминирующее положение занимает ПОЗИТИВИСТСКАЯ эпистема, требующая отбросить спекулятивную диалектику и изучать действительность лишь по внешним ее проявлениям. Позитивизм переживает три стадии: зарождение, стадию физикализма (эмпириокритицизма) и логического позитивизма. Именно в рамках последнего была предпринята попытка построить единый непротиворечивый язык науки, позволяющий безошибочно определять любое суждение как научное или ненаучное (программа Гилберта). Но сами позитивисты (Гёдель, Тарский) доказали невозможность ее реализации — оказалось невозможным формализовать даже арифметику, а более содержательные системы — тем более. Поэтому с середины XX в. позитивизм перестает занимать доминирующее положение на научном Олимпе.


На смену позитивизму приходит СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД. Для познания объекта оказалось недостаточным выявить его внешние признаки, как и недостаточно выявить структуру — элементы, из которых состоит система и связи между ними. В биологии было замечено (а затем распространено на все другие науки), что целое (система) больше (или, по крайней мере, неравно) суммы свойств элементов, из которых это целое состоит. Поэтому в системе главное не структура, а функции, точнее — генеральная функция системы как целого относительно среды (окружения). Но структурно-функциональный анализ в рамках системного подхода (особенно в социологии) обнаруживает серьезные недостатки: он ориентирован на бесконфликтность, гомеостазис (равновесие системы и среды), хотя в реальности современное общество скорее конфликтная, а не равновесная система.
Конец XX в. знаменует эпоху постиндустриального общества. Главное отличительное свойство современности, особенно наглядно проявляющееся в культуре, — отказ от монополии на истину, признапне альтернативности, дополнительности, вероятности. Поэтому о какой-то единой эпистеме говорить не приходится. Наиболее влиятельными подходами современной философской мысли можно считать феноменологию, акцентирующую внимание на значениях, возникающих в обыденном мире человека, и герменевтику — метод интерпретации текстов. Сущностно-отличительный признак современной науки — включенность субъективной деятельности в содержание знания.


Таковы эпистемы — принципы познания, являющиеся предпосылкой конкретных исследований, формирующие «исследовательские программы». Конкретные исторические исследования политических и правовых учений используют конкретные методы познания: монографический, биографический, археологический, статистический, лингвистический, метод изучения документов и т.д. Результаты исследований интерпретируются с точки зрения принятой данным ученым (научным сообществом) парадигмы. Так происходит «перевод» конкретных исследований (методов) в теорию (принципы) и наоборот.


Изложенный подход к методологии истории политических и правовых учений отличается от традиционного изложения этого вопроса в нашей литературе. Автор обязан крупнейшему теоретику государства и права Л. И. Спиридонову многими мыслями относительно методологии науки.

Кроме работ Л.И. Спиридонова рекомендуются:
Фуко М. Слова и веши. Археология гуманитарных наук. СПб., 1994.
Вернан Ж.-П. Происхождение древнегреческой мысли. М., 1988.
Лосев А.Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития. Кн. I. М., 1992. Кн. 2. М., 1994 (об античной эпистеме).
Ивин А.А. Интеллектуальный консенсус исторической эпохи // Познание в социальном контексте. М., 1994 (о средневековой эпистеме и эпистеме Нового времени).
Ильин В.В. Теория познания. Эпистемология. М., 1994 (о принципах познания индустриального и современного общества).
Бауман 3. Философия и постмодернистская социология // Вопросы философии. 1993. № 3.
О методе интерпретации см.: Луковская Д.И. Политические и правовые учения: историко-теоретический аспект. Л., 1985. Гл. 4; 5.