История политических и правовых учений. Курс лекций.

Современная ФЕНОМЕНОЛОГИЯ — это прежде всего социологическая феноменология, опирающаяся на труды М. Вебера, позднего Э. Гуссерля, работы А. Шутца и Г. Гарфинкеля. Отличие социального мира от мира животных феноменологи видят в сознании, которое формирует мир человеческих значений — качественное своеобразие социального. Человеческие значения возникают в обыденной жизни людей. Именно обыденный мир — главный объект изучения феноменологической социологии. Обыденность формирует в том числе и значение права, которое возникает и живет в повседневности, проявляясь в обычаях, традициях, здравосмысловых суждениях, в правосознании (прежде всего в коллективном бессознательном).


Таким образом, феноменология права сегодня близка социологии права и психологической теории права. Право — это то, что люди считают правом, и это не тавтология. Не следует считать, что право для феноменологов — чисто субъективный феномен; право, как и весь мир человеческих значений, объективно, и каждый человек вынужден согласовывать свое поведение, свои представления с господствующими в этом обществе надындивидуальными ценностями, значениями. Но в то же время право и другие социальные институты для представителей феноменологии не выступают чем-то неизменным, а зависят от их интерпретации людьми.


ГЕРМЕНЕВТИКА — это учение об интерпретации текстов, под которыми понимается и музыка, и архитектура, и человек, и его поступки и т. п. В XX в. герменевтика усилиями М. Хайдеггера, Г. Гадамера и П. Рикёра становится одним из влиятельных направлений в современной философии. Основные посылки герменевтики сходны с феноменологией: и те, и другие ищут способы проникновения в сущность социального. Методы естественных наук здесь не пригодны — они нивилируют субъективность, индивидуальность, без чего невозможен гуманитарный подход к социальному.


Социальные науки должны не объяснять, а понимать. Все социальные явления, в том числе и право, конституируются в акте понимания (близко к феноменологическому возникновению значения). Понимание артикулируется в языке. Поэтому герменевтика близка к лингвистике.


Таким образом, во взглядах на природу права герменевтика весьма близка к феноменологии. Но метод проникновения в природу права у них несколько отличается: у феноменологии это проникновение в обыденный мир человека; у герменевтики — интерпретация, толкование права. Для этого используются исторический подход, метод вживания, схватывания реального положения вещей и представлений интерпретирующего субъекта (например, создателей Кодекса Наполеона), метод диалога. При этом любая интерпретация, в результате которой добывается новое знание о праве, предполагает предзнание. В этом суть герменевтического круга: получение знаний невозможно без предварительного знания. И тут герменевтика, в определенном смысле, выступает моментом диалектики (метода восхождения от конкретного - чувственно данного - к абстактному, и от него - к конкретному во всей его полноте). Подводя итог, можно сказать, что герменевтика - это "прививка" к феноменологии, и выступает она скорее не направлением философии права (на эту роль претендует скорее феноменология), а методом интрепретации права.