История политических и правовых учений. Курс лекций.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Традиционно под «наукой» понимаются система знаний, деятельность по производству этих знаний, социальный институт, академическая система. Каждая эпоха вырабатывает свою эпистему, которая включает в себя и критерии научности знания. Они не заданы раз и навсегда, а меняются от эпохи к эпохе, от эпистемы к эпистеме. В общем и целом критерии научности знания могут быть сведены к практическим и логическим. Критерием истины является практика, но лишь в конечном итоге: не всегда возможно соотнести какое-либо знание с практикой. При этом реальность, с которой соотносится знание, не дана сама по себе, но устанавливается в человеческом языке, мыслях, понятиях и является не зеркальным ее отражением, но весьма огрубленным. Однако остается неизменным утверждение, что главный критерий научности является возможность применить эти знания на практике, служить решению социальных проблем.


Логическими критериями являются непротиворечивость, полнота и независимость, характеризующие знание с позиций его формальной адекватности, стройности, совершенства внутренней организации.


Архитектоника науки может быть показана тремя ее уровнями: философским, теоретическим и эмпирическим. Философский уровень — это наиболее общие понятия науки, которые вырабатываются не в рамках этой научной дисциплины, а в метанауке — на «стыке» философии и данной науки. Так, понятия государства, права, политики, исторического процесса и некоторые другие фундаментальные понятия формируются не историей политических и правовых учений (и не теорией государства и права), а социологией. На философском уровне определяется предмет этой научной дисциплины, принципы познания (приложение эпистемы к этой дисциплине) и критерии оценки практики.


Средний — теоретический уровень — это содержание предмета науки. История политических и правовых учений на среднем уровне состоит из теории политических и правовых учений античности, средних веков, Нового времени и т. д.
Эмпирический уровень — это уровень научных фактов, полученных в результате изучения научной дисциплиной своего предмета. Научный факт представляет собой не просто отдельное высказывание, например, Аристотеля или событие его биографии. Это еще и «включение» конкретных данных в систему других данных. То есть данные конкретного исследования становятся научным фактом только после их предварительного отбора, оценки и интерпретации.


Три уровня науки взаимодействуют друг и другом, «переходят» один в другой. Сперва формулируется некоторая мыслительная схема (гипотеза), в соответствии с которой отбираются опытные данные. Затем осуществляется восхождение от опытных данных к абстрактной всеобщей мыслительной форме. Заключительный этап - возврат к конкретному, раскрытию всей полноты изучаемого объекта. Так обеспечивается соединение эмпирического, теоретического и философского уровней знания.


Наука включает в себя не только знания, деятельность по их производству и упорядочению, но и реализацию их на практике с помощью соответствующей технологии. Отсюда потребность в институционализации науки, в формировании науки как социального института, аккумулирующего потребности общества в определенных знаниях, в производстве знаний, их фиксации, трансляции (чем обеспечивается передача знаний всем желающим сегодня и последующим поколениям — функция науки как учебной дисциплины). также в применении знаний на практике. Организация науки как социального института включает учреждения, финансирование, средства научной коммуникации и т.п. Наука включает в себя также научное сообщество — академическую систему. Именно научное сообщество обеспечивает экспертную оценку знаний на предмет их научности.


История политических и правовых учений вполне может претендовать на статус научной дисциплины: наличествуют потребности у общества в изучении этого объекта; знания истории политических и правовых учений отвечают логическим критериям научности и применяются на практике, хотя и опосредованно (известно, что доктрина, которая формируется не без влияния истории политических и правовых учений — один из источников права в материальном смысле); имеется свой предмет и методология, свой язык - система символов; сформированы научные и учебные учреждения, имеются средства научной коммуникации; наконец, существует научное сообщество.


Изложенный вопрос явно недостаточно разработан в истории политических и правовых учений. Поэтому необходимо изучение дополнительной литературы науковедческого характера:
Ильин В.В. Теория познания. Эпистемология. М., 1994.
Ильин В.В. Критерии научности знания. М., 1989.
Касавин И.Т., Сокулер 3.А. Рациональность в познании и практике. Критический очерк. М., 1989.
Научная деятельность: структура и институты. М., 1980. Коммуникация в современной науке. М., 1976.


В завершении этой темы следует отметить, что излагаемые вопросы трудны для непосредственного восприятия, требуют некоторой предварительной подготовки студента, его знакомства с науковедческими проблемами. Однако это не искусственное усложнение вводной темы, а сложность самого материала. Именно эта тема задает структуру и содержание всего курса истории политических и правовых учений. Иное, упрощенное изложение вопросов этой темы может привести к профанации дисциплины.