История политических и правовых учений. Курс лекций.

В 1859 г. К. Марксом была выдвинута теория социально-экономических формаций, которая с деформациями И. Сталина в 1938 г. до сих пор остается наиболее влиятельной теорией исторического процесса в нашей стране. Эта теория позволяет охватить «единым взглядом» всемирную историю, показывает источник и механизм смены формаций, то есть дает наглядное представление об истории как процессе.


Согласно этой теории производительные силы развиваются до тех пор, пока их развитию соответствуют существующие в обществе производственные отношения. Когда последние перестают соответствовать производительным силам, тогда неизбежно происходит переворот в производственных отношениях и одна общественная эпоха сменяется другой. Маркс различал азиатский, античный буржуазный (капиталистический) способы производства, понятие «эпохи общественной формации» было заменено термином «общественно-экономическая формация» применительно не к историческому процессу, как у Маркса, а к каждой отдельной его стадии. Теперь выделяется пять формаций: доклассовая первобытная, три классовые или антагонистические (рабовладельческая, феодальная, капиталистическая) и коммунистическая, начальным этапом которой является социализм.


В основе трех антагонистических формаций лежит противоречие между эксплуататорами и эксплуатируемыми. Однако со времени  второй дискуссии об азиатском способе производства 1960-х гг. стало ясно, что эксплуатация рабского труда в производстве не являлась движущим фактором древней общественной формации. Хотя наличие в древности, а также в раннем средневековье и позже значительного количества рабов не подлежит сомнению, ведущую роль в производстве рабы играли лишь на кратком отрезке истории  собственно античных  обществ,  особенно Рима  времен поздней  республики  и  ранней  империи.  Следует отметить,  что К. Маркс проводил различие между собственностью европейского типа и собственностью на Востоке, где отдельный человек «никогда не становился собственником, а являлся только владельцем», потому что он — «раб того, в ком олицетворено единое начало общины». Показательно, что он ни разу не употребил понятие «класс» применительно к Востоку. Следовательно на Востоке сам К. Маркс отрицал частную собственность, классы и классовые антагонизмы. К какой же формации относить весь Восток? Но если рабовладельческая формация была не рабовладельческой, то и феодальная была не феодальной. Феод — земельное владение или право на доход, пожалованное сюзереном вассалу под условием несения службы и уплаты дани сюзерену. Это — система организации средневекового господствующего класса, характерная для западной Европы до эпохи абсолютистских монархий, но совершенно несвойственная большинству средневековых обществ за пределами западноевропейской политической традиции.


Аналогично современное общество в большинстве стран мира (уже с середины XX в.) не может быть названо капиталистическим, так как большинство населения не является ни пролетариатом, ни буржуазией, а занято в сфере обслуживания.
С другой стороны, учение о формациях выделяет один аспект исторической жизни — социально-экономический. Исключительная значимость этого аспекта совершенно несомненна. Но можно ли доказать, что на любом этапе истории именно социально-экономические отношения детерминируют общественную жизнь в целом? Одновременно необходимо заметить, что история — это скорее не смена одной общественно-экономической формации другой, а их взаимодействие, сосуществование: в одно и то же время разные народы находятся в разных формациях, некоторые «перепрыгивают» их, а другие никак ие могут перейти на следующую ступень.


Все это дает основание усомниться в формационном подходе как единственно верном. Более подробно о формационном подходе и его критике можно прочитать:


Дьяконов И.М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. М., 1994. Введение.
Васильев Л.С. История Востока: В 2-х т. М., 1994. Т. 1. Гл. 2; 3. Гуревич А.Я. Теория формаций и реальность истории // Вопросы философии. 1990. №11.