Римское частное право. Решение задачи №16.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Решение задачи 16.

Ответственность за умышленное неисполнение обязательства наступает всегда; это положение носит императивный, принудительный характер, и оно не может быть устранено предварительным соглашением сторон. Celsus putat non vaiere, si convenerit ne dolus praestetur (D. 50. 17. 23). (По мнению Цельза, недействительно (предварительное) соглашение об устранении ответственности за умысел.)

А потому, если продавец заведомо продал заложенного чужого (раба), то хотя бы было оговорено, что продавец не принимает на себя ответственности по этому поводу (neve eo nomine quid praestaret), тем не менее следует оценить убытки, причиненные его умыслом (D. 19. 1. 6. 9. Помпоний). Последующие поколения юристов основывали это положение на том, что – haec conventio contra bonam fidem contraque bonos mores est et ideo nec sequenda est (D. 16. 3. 1. 7). (такое соглашение противоречит доброй совести и добрым нравам и потому не имеет силы.)

Если основное обязательство недействительно, как противоречащее добрым нравам, то и условие о неустойке недействительно. Невозможное условие влекло за собой недействительность договора: в отношении завещания большинство юристов склонялось к тому, чтобы такое условие считать ненаписанным.

Условие, далее, не должно противоречить закону и добрым нравам. Как пример Павлом приводится договор обручения, в котором обусловлена неустойка на случай, если от вступления в брак откажется та или другая сторона. Inhonestum visum est vinculo poenae matrimonia obstringi (D. 45. 1. 134. pr.) (Показалось недобропорядочным связывать брак узами неустойки.)

Учитывая изложенное, исполнение противоречащее добрым нравам, считается неисполнимым.