Римское частное право. Решение задачи №17.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Решение задачи 17.

Отдаленные убытки присуждались при наличии умысла или когда контрагент (продавец или наниматель) знал о наличии порока и скрыл его. Правило о различии в этом отношении случаев, когда продана заведомо вещь с пороками и когда продавец не знает о пороке вещи, восходит ко временам Марка Порция Катона (около 200 г. до н.э.), на которого ссылается Цицерон. Cum in vendundo rem eam scisset et non pronuntiavisset, emptori damnum praestari oportere (Cicero, De offic. 3. 86). (Если, продавая вещь, продавец знал о пороке и не предупредил, то он должен возместить покупателю убыток.)

В данном случае речь идет о скрытом недостатке вещи, продавец не знал о пороке, да и покупатель выявил недостаток только спустя несколько месяцев, в связи с чем нет возможности заявить иск, а также требовать возврата части уплаченного и оставить раба в своей собсьвенности.

Гость.
Из книги «РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО» (Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского): В част­ности, в компетенцию курульных эдилов входило рассмотрение споров, возникавших на почве рыночных сделок. В этой практике курульных эдилов по рассмотрению споров из сделок рыночной продажи выработались специальные правила, вошедшие в эдикты, издававшиеся курульными эдилами. Эти правила установили ответствен­ность продавца за скрытые недостатки вещи, т.е. такие, которые не бросают­ся в глаза, так что обнаружить их нельзя даже при внимательном осмотре то­вара. Относящиеся сюда постановления эдикта курульных эдилов дошли до нас в следующем виде; 1. Кто продает res mancipi [рабов, скот], должен ставить покупателей в известность, ка­кой болезнью или каким пороком страдает каждая продаваемая вещь, не является ли раб беглым или бродягой или подлежащим ноксальной ответственности, которой еще не понес; все это продавцы должны объявлять откровенно и правильно при прода­же этих res mancipi если какая-нибудь res mancipi продана вопре­ки этому или вопреки тому, что было указано и обещано при про­даже, то, по заявлении соответствующей претензии, мы дадим покупателю и всем, кого это касается, иск, направленный на то, чтобы купленная вещь была возвращена продавцу. 2. В эдильском эдикте сказано: «Кто продает вьючный скот, должен откровенно и правильно заявлять о болезнях и пороках, какими страдает каждое из продаваемых животных... если этого не бу­дет сделано, — то мы дадим на этом основании иск или направ­ленный на расторжение договора [буквально чтобы сделать скот некупленным] *в пределах шести месяцев*, или же иск по по­воду того, что продававшийся скот стоил дешевле [нормальной стоимости]; этот последний иск будет даваться *в пределах го­дичного срока*». Слова эдикта, напоминающие продавцу о необходимости предупреждать покупателя о недостатках, имеющихся в продаваемой вещи, могут вызвать предположение, что в качестве необходимого условия для предъявления эдильских исков было знание продавца о недостатках, имеющихся в прода­ваемой вещи. В действительности, такого требования не ставилось: *продавец отвечал по эдильским искам даже в том случае, если он сам не знал о суще­ствовании недостатков вещи*. Ульпиан (D. 21.1.1, 2), пояснив, что целью из­дания эдильского эдикта было бороться с обманами со стороны продавцов и помочь покупателям, в дальнейшем изложении говорит: нужно знать, что продавец должен отвечать, даже если он сам не знал о тех фактах, за которые эдильский эдикт возлагает на продавцов ответственность. Ульпиан добавляет затем, что это — вполне справедливо: продавец мог все эти сведения иметь: с другой стороны, покупателю от того не легче, продает ли ему продавец вещь с недостатками ignorantia an calliditate (в виду собственного неведения или обманным образом). Буквальный текст эдикта охватывал только mancipia, iumenta, т.е. вещи, особенно часто продававшиеся на рынках (скот и рабы). Впоследствии пра­вила эдильского эдикта об ответственности продавца за недостатки продан­ной вещи были применены и к случаям продажи других вещей.