Теория государства и права. Лекции. Форма государства.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Форма правления — организация верховной государ­ственной власти и порядок ее образования. Характер фор­мы правления в конечном счете зависит от типа общества. В обществах, не связанных экономическими узами обмена и вы­нужденных объединяться посредством централизованной го­сударственной власти, естественной формой правления пред­ставляется монархия.

Там, где форма правления не сопря­жена с иерархической системой феодальной собственности на землю и ее верховным собственником в лице самого мо­нарха, она принимает вид деспотии (например, государства восточных деспотий, основанных на азиатском способе про­изводства). Для обществ, основанных на обменных отноше­ниях между свободными, политически равными субъектами- собственниками, характерна республиканская форма правле­ния.

Форма правления обусловливается также конкретной рас­становкой социально-политических сил и результатами борь­бы между ними (действие этого фактора особенно ярко про­является в революционные периоды, доказательством чего являются, в частности, падение монархических режимов в результате Великой французской революции 1789 г. или Фе­вральской революции 1917 г. в России);

историческими осо­бенностями отдельных стран (вне исторического контекста невозможно, например, объяснить существование в современ­ной Великобритании парламентской монархии); особенностя­ми культуры народа, аккумулирующей исторический и поли­тический опыт, обычаи и навыки жизни в условиях того или иного государства (например, трудности, которые встречает на своем пути становление демократической формы правле­ния в России во многом могут быть объяснены спецификой ее общей и политической культуры);

влиянием в стране полити­ческих процессов, в том числе военных (смена форм правле­ния в ряде восточно-европейских стран в результате Второй мировой войны имела своей предпосылкой присутствие в этом регионе Красной армии).

Политический режим, будучи сам обусловлен теми же со­циальными факторами, влияет на форму правления более опо­средствованно, определяя те ее меняющиеся черты, которые связаны с исторически конкретными политическими ситуаци­ями в государстве. Сказанное объясняет, почему невозможен прямой перенос политической формы, исторически возникшей в одной стране, в другие страны, хотя вполне возможно использование ми­рового и частного опыта отдельных народов с его последу­ющей адаптацией к конкретно-историческим условиям того или иного государства.

Теория государства, фиксируя в его истории реально воз­никавшие формы правления, выработала несколько их клас­сификаций. Наиболее распространенная из них — это деление форм государства по числу правящих лиц. Если власть при­надлежит одному — монархия, если многим — аристократия, если всем — демократия, или республика. Существование такой классификации отмечено еще Геродотом в его повество­вании о споре между Отаном, Мегабизом и Дарием о том, какую форму правления следует установить в Персии после убийства Лже-Смердиса [25,164-166]. Однако и критика этого деления имеет достаточно давнюю историю, восходя к Платону и Аристотелю. Первый из них различал формы правле­ния в зависимости от преобладания в государстве трех до­бродетелей: мудрости, мужества и умеренности, второй — в зависимости от соотношения правильных и искаженных ви­дов правления, объявляя правильными те, в которых личный интерес правителей, кто бы они ни были, подчинен общему интересу государства, и, наоборот, искаженными — те, в ко­торых преобладает личный интерес [82а, 186d; 8, III, 9, 6]. Предлагались и другие классификации. Монтескье, напри­мер, обращал внимание на различные принципы — силы, ко­торые, по его мнению, движут государственную жизнь. Он полагал, что добродетель воплощается в демократия (респу­блике), умеренность — в аристократии, честь — в монархии, страх — в деспотии [70, 160-162; 166-169]. Как бы то ни было, зафиксированное Геродотом деление форм правления дошло до наших дней. Фишеровский словарь права называет его классическим [101, 15]. Правда, среднее звено геродотовской триады — аристократическая форма — было утрачено в ходе развития государственности, а стало быть, и в отражающей это развитие теории. В результате сегодня идет речь о различении монархии и республики, хо­тя отдельные элементы аристократической формы правления существуют и до сих пор (например, палата лордов в англий­ском парламенте).

Привнесло ли Новое время что-то свое в историю развития мировой государственности? Поскольку особенности устрой­ства верховной власти тоталитарного государства не охва­тываются ни понятием монархии, ни понятием республики, эти признаки дают основание для выделения третьего вида формы правления — формы правления тоталитарного госу­дарства.

Монархия как форма правления отличается следующими признаками:

1) существованием единоличного носителя верховной вла­сти, — монарха (фараона, короля, царя, императора, великого князя, шаха, эмира и т.п.), который, как правило, пользуется этой властью пожизненно;

2) наследственным порядком преемственности верховной власти, регулируемым законом о престолонаследии или обы­чаем;

3) тем, что монарх представляет государство по собствен­ному праву, которое не производно от власти народа (чаше всего подчеркивается божественное происхождение монарха, благодаря чему царь становится помазанником Божьим, ино­гда получает корону из рук Папы Римского и т.п.);

4) отсутствием юридической ответственности монарха как главы государства.

Образуя качество монархии, то есть то, что отличает ее от всех других форм правления, эти признаки в своей идеальной совокупности встречаются достаточно редко. В Византии, на­пример, где из ста девяти царствовавших императоров семь­десят четыре были убиты, во всех семидесяти четырех слу­чаях престол переходил к цареубийце не по наследству, а по праву захвата. И при коронации императора Цхимисхия па­триарх Полуевкт провозгласил даже новый догмат: таинство помазания на царство смывает все грехи, в том числе и грех цареубийства. Римские легионеры назначали и смещали им­ператоров. Как свидетельствуют историки, арагонские феода­лы возводили на престол королей по формуле; "Мы, которые стоим столько же, сколько и Вы, и которые можем больше, чем можете Вы, мы назначаем Вас нашим королем и сеньором при том условии, что Вы будете соблюдать наши привилегии. А если нет, — нет" [91, 77].

Реальная история оказывается весьма далекой от идеальных моделей теоретиков. История государственности была по преимуществу исто­рией монархий, и в ходе ее эта форма правления существен­но видоизменялась. Вот почему первым основанием класси­фикации монархий является их разделение по тем историче­ским эпохам, в которых они существовали и существуют. В историческом разрезе монархии подразделяются на восточно- деспотические, основанные на азиатском способе производ­ства; античные (рабовладельческие), в число которых входят рабовладельческие государства, выросшие на основе клас­сической древности (например, монархия рабовладельческо­го Рима); феодальные, к которым относятся раннефеодаль­ные, отличавшиеся большой степенью децентрализованности, сословно-представительные, в которых власть монарха была ограничена тем или иным сословно-территориальным пред­ставительством (во Франции — Генеральными штатами, в Англии — парламентом, в Испании — кортесами и т.п.), и абсолютные (абсолютизм, самодержавие), в которых власть полностью принадлежит одному лицу и складываются такие государственные институты, как наемная армия (в России ее не было), чиновничество, королевская казна с системой пода­тей и т.д.; буржуазные, в которых власть короля ограничива­ется конституцией и парламентом и которые подразделяют­ся на дуалистические, когда монарх сохраняет всю полноту исполнительной власти (в частности, назначает министров, ответственных перед ним), и парламентарные, когда монарх как глава исполнительной власти ограничен в правах и, в частности, назначаемые им министры зависят от вотума до­верия парламента (например, Великобритания, Швеция).

Республика как форма правления отличается следующими признаками:

1) выборностью органов государственной власти на опре­деленный срок и их коллегиальным характером;

2) наличием выборного на определенный срок главы госу­дарства;

3) производным характером государственной власти, кото­рая пользуется властными полномочиями не по собственному праву, а по поручению суверенного народа;

4) юридической ответственностью главы государства.

По историческим периодам своего существования респу­блики классифицируются на античные (государства-полисы — Афины, Рим и т.д.); средневековые (феодальные), к чи­слу которых относятся торгово-промышленные республики в Италии (Венеция, Флоренция), Нидерландах, в России (Нов­городская, Псковская); буржуазные, когда республиканская форма правления достигает своего расцвета, становясь спо­собом политической организации гражданского общества. Республиканская форма правления появляется там, где речь идет о политическом объединении свободных граждан, являющихся самостоятельными субъектами хозяйственной и общественной жизни.

Форма правления тоталитарного государства обычно явля­ется извращенной формой республики и отличается следую­щими признаками:

1) наличием правящей партии, составляющей ядро поли­тической системы и играющей руководящую роль в управле­нии всеми государственными и общественными делами стра­ны;

2) совпадением вождя партии и главы государства в од­ном лице, стремящимся к пожизненному сохранению своих политических постов (в некоторых странах с тоталитарной формой правления даже намечалась было тенденция к наслед­ственной передаче власти, например, в КНДР и СРР);

3) наделением главы государства диктаторскими полномо­чиями;

4) формальным характером партийных и государственных выборов;

5) повышенной ролью партийной и государственной бюро­кратии, решающей все конкретные дела общественной и го­сударственной жизни;

б) отсутствием юридической ответственности главы госу­дарства и партии.

Тоталитаризм предполагает функционирование соответ­ствующего политического режима. С конца 80-х годов тоталитарная форма правления во мно­гих странах заменяется демократической, т.е. республикан­ской. На этом основании у многих политиков и государствоведов появилась склонность недооценивать ее возможности, объявляя нежизнеспособной. Эти заключения противоречат жизненному опыту. Не случайно 3. Бжезинский в написан­ной им совместно с С. Хантоном книге "Политическая власть: США и СССР" в 1964 году утверждал, что у этих великих, но очень разных держав есть одно общее: обе они принадлежат к числу успешно действующих режимов. Известный политолог И. Шумпетер, превознося западную демократию и критикуя ненавидимый им социализм, с горечью полагал, что будущее все-таки принадлежит социализму [96, 81-87]. Обобщение исторического опыта функционирования тота­литарных государств свидетельствует, что они оказываются достаточно эффективными тогда, когда страна развивается экстенсивно. В этом случае тоталитарно устроенная власть в состоянии обеспечивать постоянное привлечение все новых и новых человеческих, сырьевых и иных ресурсов для реше­ния экономических и политических проблем преимуществен­но внеэкономическими, т.е. политическими средствами.

Тота­литарно устроенное правление успешно достигает поставлен­ных перед ним целей, если действует по принципу "резуль­тат любой ценой!" Когда же общество вынуждено развивать­ся интенсивно, этот тип правления оказывается малоэффек­тивным, более того, он превращается в препятствие на пути прогресса страны. Органически присущая ему централиза­ция управления, при которой команды принимаются лишь на самом верху", исключает квалифицированные планирование и решения, поскольку центр в принципе не может обладать сколько-нибудь полной информацией об имеющихся на местах возможностях конкретных подходов к достижению конкрет­ных целей. Слишком много таких мест, и все они разнообраз­ны!

При отмеченном органическом пороке руководства стра­ной из единого центра действие таких, вообще говоря, суще­ственных факторов, как централизованное распределение ма­териальных благ, исключающее личную заинтересованность исполнителя, боязнь ответственности, скованность идеологи­ческими догмами и т.д., отступали на второй план.