Теория государства и права. Лекции. Механизм государства.

Органы судебной власти — государственные учрежде­ния, осуществляющие правосудие. Оно основывается на той непременной предпосылке, что государство обязано вмешать­ся, если к нему официально обращается частное лицо, но, вме­шиваясь, оно остается связанным правом или уже постано­вленным судебным решением. "Что же значит судить? Значит ли это разрешать про­цесс?" — задается вопросом Леон Дюги и отвечает: "Нет, не обязательно. Судить значит констатировать существование либо правовой нормы, либо правового положения... Производя констатирование, государство приказывает что-нибудь под санкцией принуждения. Функцию суда характеризует по су­ществу то обстоятельство, что само государство является связанным констатированием субъективного права и что по­становленное им решение должно быть силлогистическим за­ключением на основе этого констатирования" [38, 328].

Эти положения в государствоведении общеприняты. Не­обходимо только учитывать, что охарактеризованную таким образом юрисдикционную функцию выполняют не только су­дьи, но иногда и административные органы (разрешая в уста­новленных случаях споры, штрафуя за совершение ряда ад­министративных проступков и т.д.), и даже граждане (на­пример, решая тот или иной спор мировым соглашением). В соответствии с общепринятым пониманием юрисдикции в деятельности суда реализуются юрисдикции субъективная и объективная.

Субъективная юрисдикция осуществляется посредством официального признания судебным органом наличия у то­го или иного субъекта субъективного права и в присужде­нии ему всего того, что с этим правом связано. Государство здесь не является инициатором возбуждения судебного дела. По общему правилу носитель субъективного права должен сам обратиться за этим к государственному судебному ор­гану. Но последний обязан решить поставленный перед ним вопрос. Орган судебной власти, официально установив существо­вание субъективного права, сам впоследствии не может ни отменить, ни изменить свое решение, ибо он лишь констати­ровал положение, сам его не создавая.

Существование субъективного права, равно как и его отсутствие, от него не зависит. Именно поэтому принятое ре­шение не только обязательно для всех, но связывает и само государство. По словам Леона Дюги, формула "решения не создают, а констатируют права" выражает как раз эту идею [38, 334]. Объективная юрисдикция отвечает в решении судебно­го органа на вопрос, нарушен или нет закон. Судебное решение — логический вывод из юридической нормы и представляет собой силлогизм: "закон устанавливает то-то; следовательно...".

Объективная юрисдикция осуществляется как юрисдикция репрессивная, восстановительная и отменительная. Репрессивная юрисдикция осуществляется в таком ре­шении судебного органа, которое констатирует нарушение каким-то деянием закона и устанавливает за это определен­ные штрафные санкции. Данная судебная акция относится к объективной юрисдикции потому, что в результате судебного решения создается новое положение: правонарушитель ста­новится не должником частного лица, а ответственным перед обществом в лице государства. С восстановительной юрисдикцией сталкиваются тогда, когда судебное решение устанавливает на основе права обя­занность возмещения ущерба, хотя и не усматривает при этом правонарушения. С отменительной юрисдикцией мы имеем дело в тех слу­чаях, если суд отменяет противоправный юридический акт, созданный с целью породить права или обязанности.

Значение органов судебной власти далеко выходит за пределы осуществления ими правосудия. Организационно оформленные социальные группы, взаимодействуя в услови­ях развитого гражданского общества, все чаше и чаше стро­ят свои отношения на основе соглашений, договоров. Это дает возможность оформлять общественные конфликты как судеб­ные дела с вполне мирными процедурами их решения. Суд, таким образом, является и органом предотвращения социаль­ных катаклизмов.