Теория государства и права. Лекции. Исторические предпосылки возникновения и социальная природа права.

Можно предположить: выявленных свойств права доста­точно для того, чтобы предпринять попытку дать его общее определение. Задача эта исключительно сложна. "Юристы все еще ищут определение права", — около 200 лет назад писал Кант, обобщив более чем двухтысячелетнюю историю постижения природы юридического. Его слова справедливы и сегодня. В конце XX в. по- прежнему нет дефиниции, которая была бы общепризнан­ной. Более того, вряд ли эта задача вообще разрешима формально-логическими средствами, которые только и могут быть использованы для разработки традиционных дефини­ций, в частности, при определении права через ближайшее ро­довое понятие и указания на видовые отличия.

В таких усло­виях любая попытка может претендовать лишь на обобщение всего того, что уже известно об определяемом предмете. С развиваемой нами точки зрения, в дефиниции права должны найти отражение естественно-исторический харак­тер его происхождения, способность права быть масшта­бом поведения свободных и равных субъектов, таких его свойств как нормативность, общеобязательность, взаимосо­пряженность заключенных в нем прав и обязанностей, на­конец, обеспеченность его реализации возможностью вмеша­тельства со стороны государства. В свете сказанного право — это нормативное выражение исторически сложившегося по­рядка общественно значимых отношений между свободными и равными субъектами, отклонения от которого могут быть устранены средствами государственного принуждения. Разновидностью сформулированной таким образом дефи­ниции является следующее определение: право — система исторически возникших правил поведения, являющихся мас­штабом свободы равных субъектов, отношения между кото­рыми социально значимы, являются частью общественного порядка и потому обеспечиваются государством при выпол­нении им общих дел населения.

Естественно, тот, кто отождествляет право и закон, опре­деляет право как совокупность изданных государством норм, обеспеченных принудительной силой государства. В свете марксистско-ленинской доктрины, для которой характерен классовый подход к анализу всех общественных явлений, "право — совокупность правил поведения, выражающих волю господствующего класса, установленных в законодательном порядке... применение которых обеспечивается принудитель­ной силой государства". Приведенное определение, выросшее на основе реальностей сталинской диктатуры и сформулиро­ванное А. Я. Вышинским на I Совещании по вопросам со­ветского права и государства в 1938 г., послужило теорети­ческой базой для многочисленных дефиниций, заполонивших монографии и учебники и существующих в различных моди­фикациях до сих пор. В последнее время предпринимаются попытки определить право как юридическое выражение социальной справедливо­сти. Так характеризует его, в частности, Р. 3. Лившиц. С его точки зрения, "право есть нормативно закрепленная и ре­ализованная справедливость" [67а, 69]. Однако подобные по­пытки не могут быть признаны удачными. Понятие "спра­ведливость" — абстракция, и в процессе ее конкретизации каждый вкладывает в него свое понимание этого феномена. Право же объективно представляет собой общий масштаб по­ведения. Он одинаков для всех и в принципе не допускает не­однозначной интерпретации.

Тем не менее сказанное не озна­чает, что справедливость вовсе отсутствует в юридических нормах и потому не должна включаться в определение права. Последнее справедливо в той мере, в какой в нем содержится принцип равенства. И поскольку в сформулированной нами дефиниции мы говорим о праве как системе правил поведения свободных и равных субъектов, постольку в ней присутствует и справедливость.