Теория государства и права. Лекции. Личность, общество, право и государство.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Права человека — права, которые принадлежат любо­му индивиду, поскольку он человек. Идея равенства людей, таким образом, лежит в самых истоках этого учения. Пред­посылка возникновения прав человека — объективная потреб­ность в обеспечении общих для всех людей условий существо­вания. При сложившейся в Новое время взаимосвязи и взаимо­зависимости каждого с каждым этого оказывается достаточно для закрепления основ существования и самого социального целого. (Вспомним: современное общество основано на обмене деятельностью и ее продуктами).

Правда, исторически первым неотъемлемым правом бы­ла объявлена свобода вероисповедания. В ходе освобождения от средневековых догматов человеку надлежало прежде всего отстоять свою духовную независимость, доказать свое пра­во принимать самостоятельные решения, не оглядываясь ни на какие авторитеты, включая авторитет церкви. Но идея духовной независимости тут же сочеталась браком с прин­ципом неприкосновенности частной собственности. На духе с самого начала лежало проклятие быть отягощенным частной собственностью, и под флагом борьбы за религиозную сво­боду шла борьба за свободу экономическую, которая могла существовать лишь на основе рынка. Вот почему притязания на обладание всеми предпосылками, которые необходимы для функционирования и развития обменных связей, и стали про­возглашаться неотъемлемыми правами человека. К их числу прежде всего относятся право на жизнь, неприкосновенность личности, свободу., собственность и т.д. Права человека могут быть официально признаны государ­ством и стать законами, изданными надлежащими органами государственной власти. В этом случае права человека и пра­ва гражданина совпадут. Однако такое их опосредствование государством необязательно. Права человека и не будучи опо­средствованы государством все равно остаются правом. Как отмечал Гегель, "человек как таковой...имеет право на сво­боду" [24, III, 245]. Права человека иногда получают официальное закрепле­ние и в документах внегосударственного характера, напри­мер, во Всеобщей декларации прав человека , принятой Ор­ганизацией Объединенных Наций в 1948 г. Возникает вопрос, обеспечиваются ли права человека го­сударственной защитой в том случае, если государство их не санкционировало и не включило в национальную систе­му законодательства. Тот, кто сводит право к совокупности исходящих от государственной власти юридических норм, от­вечает на него отрицательно. "Декларации ООН о правах человека нуждаются в том, чтобы каждое государство юри­дически, законодательным путем, закрепило их, придало им значение прав гражданина данного государства и последова­тельно обеспечивало возможности их использования каждым человеком", — указывал Л. С. Явич [115, 57].

Однако столь ка­тегорическое суждение, хотя оно и разделяется очень многи­ми, не подтверждается фактами. Зарождающиеся в глубинах гражданского общества права человека могут иметь и имеют государственную защиту в тех случаях, когда источниками права выступали обычай, сложившееся правоотношение, до­говор, судебный прецедент и т.д., если в них они получили свое отражение. При этих условиях права человека, если они будут нарушены, могут быть признаны и восстановлены ор­ганами суда. В раздвоении юридической формы и ее существовании в виде прав человека и прав гражданина отражается лишь социально-исторический факт раздвоения некогда единого об­щества, представленного, например, древнегреческим поли­сом, на гражданское и политическое, определяемое государ­ством.

В результате сегодня человек как родовое существо выступает в трех ипостасях:

1) как представитель вида homo sapiens, характеризуемый полом, возрастом, биологически­ми особенностями, природной одаренностью, степенью приоб­щенности к мировой и национальной культуре и т.д.;

2) как член гражданского общества, характеризующийся социаль­ным положением, родом занятий, видом деятельности, уров­нем доходов и т.п.;

3) как политический человек (гражданин), характеризующийся местом и ролью в политической системе, в управлении коллективными делами посредством механизма государственной власти.

В качестве представителя вида homo sapiens человек руководствуется нормами культуры, в каче­стве члена гражданского общества — правом, выступающим как результат естественно-исторического развития, в частно­сти, в форме прав человека, в качестве Гражданина — норма­ми, изданными или санкционированными государством. Очередной вопрос, который здесь возникает, можно сфор­мулировать так: если из-за опасности поглощения граждан­ского общества государством и узурпации им монополии на издание общеобязательных правил поведения необходима по­стоянно действующая система защиты человека от притяза­ний государственной власти, то не существует ли для лич­ности аналогичной опасности со стороны общества и, следо­вательно, не нужен ли и здесь какой-то механизм охраны ин­дивидуальной свободы?

На первый взгляд ответ может быть только положительным. Личность и в самом деле нуждается в защите от коллек­тивов всех уровней, в том числе и от общества в целом. Исто­рия слишком часто дает нам примеры диктатуры не толь­ко отдельных личностей, но и диктатуры масс. К беспощад­ным расправам с коммунистами и социал-демократами в Гер­мании призывали не только фашистские бонзы, но и ши­рокие массы, единодушно вскидывавшие вытянутые руки в нацистском приветствии "Хайль, Гитлер!" Вынести смерт­ные приговоры "троцкистско-зиновьевским и иным двуруш­никам" требовали не только члены сталинского Политбюро, но и "единогласно все трудящиеся". Гем не менее никако­го специального механизма охраны личности изобретать не надо. Право и есть именно такой механизм. Причем именно право, а не та из его многочисленных форм, которая предста­влена государственным законом. Закон может установить или санкционировать и бесправие, и произвол, и насилие. Всем памятны расправы с инакомыслящими, творившиеся имен­но массами на площадях Китая во времена Мао, трудовыми коллективами в России 30-х гг. и т.д. и т.п., отнюдь не осу­ждавшиеся государством. Сказанное делает актуальной проблему взаимоотношений между правом и государством.