Теория государства и права. Лекции. Источники права.

Процесс правообразования максимально сложен. В раз­ных регионах мира в разных условиях он протекал по- разному. Вместе с тем в нем было и общее, закономерное для всех вариантов формирования юридических норм независимо от их географических, этнических, хозяйственных, социаль­ных, политических и других особенностей.

В процессе правообразования выделяются по крайней мере два ключевых пункта: во-первых, момент превращения при­меняющегося отдельными лицами метода деятельности, пра­вила поведения в норму культуры, передающуюся от поколе­ния к поколению; во-вторых, момент, когда это правило пове­дения (норма культуры) становится общеобязательным, т.е. правом со специальным механизмом обеспечения. Очевидно: общественная жизнь упорядочена.

В ней наблю­дается регулярность, разные индивиды в одинаковых услови­ях ведут себя, как правило, одинаково. Каким образом эго­истические действия отдельных людей превращаются в со­трудничество? На первый взгляд, это невозможно. Но именно так обстоит дело в действительности. В курсах по кибернетике для иллюстрации процессов са­моорганизации коллективов часто приводится пример посте­пенного протаптывания тропинки. Индивид идет по следам другого индивида только потому, что так идти легче. Он по­ступает как законченный. эгоист. Однако после того, как по тем же следам прошло несколько человек, появляется тропин­ка. Она облегчает жизнь для всех остальных пешеходов. Ни­кто не планировал протаптывать тропинку. Она возникла как совокупный эффект стремлений многих желающих облегчить свой путь людей, которые не были связаны друг с другом. В результате пользование тропинкой стало общим правилом, нормой. В обыденной жизни человек замечает, Что некоторые прие­мы, способы деятельности, формы взаимодействия эффектив­ны, позволяют достигать цели и потому полезны. Индивид использует их, предпочитая прочим, и делится своим опытом с другими. С течением времени открываются новые возмож­ности, методы совершенствуются и закрепляются в правилах, нормах, институтах, которые передаются последующим поко­лениям. Эти правила отнюдь не всегда осознаются исполняющими их индивидами.

Абсолютное большинство даже не задается вопросом, какую роль играет то или иное конкретное прави­ло в системе других правил. Нормы исполняют потому, что они полезны. Индивид идет по тропинке, ибо по ней идти лег­че, чем по целине. Индивид не убивает, не крадет, уплачивает за купленный товар обусловленную цену, ибо ожидает, что и на его жизнь, собственность, договор никто не станет поку­шаться. В этих примерах мы и можем зафиксировать момент пре­вращения применяющихся отдельными индивидами приемов в нормы. Ходить через поле начали единообразно только по­сле того, как появилась тропинка, то есть начал функциони­ровать общий, никем конкретно не проложенный путь, суще­ствующий независимо от отдельного человека и до того, как перед ним вообще возникла проблема передвижения в данной местности. Он пошел по тропинке потому, что она уже есть, что по ней идти легче и что по ней идут все.

Тот или иной путь, чтобы превратиться в норму, должен стать общим для всех, надындивидуальным, персонально не принадлежать ни­кому. Иными словами, он должен институционализироваться как метод, способ действия. Следующий шаг история делает тогда, когда в ходе даль­нейшей селективной эволюции из всего множества уже выкри­сталлизовавшихся культурных норм выделяются те, которые имеют всеобщее значение и способствуют сохранению, разви­тию, функционированию социального организма как целого. Обеспечивая всеобщие условия коллективного бытия людей, они становятся общеобязательными, ибо их нарушение созда­ет опасность для существования общества как целого.

Соблю­дение таких норм превращается в общее дело, и потому к их охране подключается государство, как раз и возникшее исто­рически для осуществления подобных дел. "Свободное общество не нуждается в распоряжениях цен­тральной власти, — пишет Эмон Батлер, директор института Адама Смита. — Оно работает и работает хорошо, потому что члены общества принимают некие универсальные пра­вила, которые складываются в течение долгих лет и вместе образовали систему, продуцирующую жизнеспособный все­объемлющий порядок" [106, 13]. Пределы вмешательства го­сударства в жизнь общества были показаны нами в третьей лекции курса. Здесь же нам предстоит кратко очертить роль государства в реализации права. Первое требование, которое нормально развивающееся об­щество должно предъявить государству, — ни в коем случае не нарушать естественно-исторически возникшие правила, а способствовать их функционированию. Революционеры, пы­тающиеся полностью обновить общество, по словам Ф. Хайека, обыкновенно терпят поражения потому, что не признают наследственной мудрости традиций и общественных инсти­тутов [106, 12].

Второе требование связано с первым и состоит в том, что государство должно способствовать кристаллизации норм, пытаясь в интуитивных представлениях людей о нормальном и должном и их повседневном опыте открыть реальное со­держание правил поведения, соблюдение которых необходи­мо для сохранения предпосылок коллективного бытия людей, т.е. общества. Это может быть достигнуто путем совершен­ствования юридических форм, в которые облачаются нормы культуры. Обобщая исторический опыт, теория зафиксировала не­сколько способов совершенствования государством юридиче­ской формы выражения правил поведения. Первый способ — это официальное признание конкрет­ного общественного отношения юридическим, т.е. его оцен­ка как правового, субъекты, которого связаны взаимными правами и обязанностями.

Такое признание осуществляет­ся посредством решения по спору между участниками это­го отношения, принимаемого органом государственной власти или должностным лицом. Судебное решение или преторский эдикт в Древнем Риме — неплохо иллюстрируют то, что.здесь имеется в виду. Возможно, далее, официальное признание государством уже сложившегося обычая как юридической нормы и конкрет­ного источника субъективных прав и обязанностей. Наконец, государство, издавая закон, само формулирует правила поведения, стремясь оформить в них объективно сло­жившиеся тенденции, институционализирующиеся отноше­ния, нормы, объявляя их общеобязательными.

Критерий от­бора отношений, обычаев, тенденций, норм культуры для воз­ведения их в закон и придания юридического статуса обще­обязательности — их объективная полезность для сохранения целостности общества, для обеспечения неприкосновенности предпосылок коллективной жизни людей. Нет нужды говорить о том, что законодательная практи­ка современных государств сплошь и рядом выходит за пре­делы этого требования, часто с самыми благими намерения­ми.

Последствия могут быть разными. Правотворческая де­ятельность законодательной власти оправдана тогда, когда она уточняет и согласовывает существующие правила пове­дения и официально признает их обязательными, вводя новые лишь постольку, поскольку общественная жизнь уже готова органически вобрать в себя институционализирующиеся юри­дические формы. Итак, процесс правообразования может быть сведен к трем основным стадиям. Сначала выделяются отдельные случаи, способы решения, одним словом — казусы, уже ставшие или только еще становящиеся типичными. Обобщение типичного, превращение его в традицию, передаваемую от поколения к поколению, закрепляется в обычае. Завершает процесс закон — результат нормотворческой (санкционирующей) деятель­ности государства. Казус — обычай — закон, — вот путь, которым шла и действительная история права.