Теория государства и права. Лекции. Источники права.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Виды источников права различаются по тем юриди­ческим формам, в которых воплощаются общеобязательные нормы, ставшие правом. По форме выражения правила поведения юридического ха­рактера можно судить и о степени участия государства в правотворческом процессе. В принципе классификация источ­ников права — классификация форм институционализации правил поведения. Исторически первым источником права был обычай — пра­вило поведения, ставшее юридической нормой вследствие его общего значения и длительного фактического применения. Как указывалось, обычай связан с традицией и способен пе­редаваться от поколения к поколению.

Обычай консервативен, закрепляя результаты обществен­ного опыта, воспринятые культурой народа. Неслучайно большинство норм обычного права совпадают с религией и моралью, выражая их ценности. Обычное право господствовало только на ранних этапах развития правовых систем. Так, первые законы античного и феодального обществ были по существу сводами обычно­го права отдельных племен. Примерами могут служить так называемые "варварские правды" (Русская, Салическая, Алеменская, Баварская, Саксонская), Судебник Альфреда Вели­кого в Англии.; законы Этельстана. В ходе истории оно посте­пенно вытесняется, другими юридическими источниками, ад Советское право обычай практически не восприняло. По­следние отсылки к обычаю содержал Земельный кодекс РСФСР 1922 г. в главе, регулирующей раздел крестьянского двора. Сохраняет свое значение обычай в международном праве. В условиях рыночных отношений достаточно широкое рас­пространение получили "обыкновения", сложившиеся (институционализировавшиеся) в хозяйственной практике. Это, в частности, торговые обыкновения, обычаи данного порта, применяемые при регулировании морских перевозок, и др.

Второй вид источника права — судебная практика и су­дебный прецедент, признававшиеся источниками права еще в Древнем Риме. Решения преторов и других магистратов по конкретным делам считались там обязательными образцами (источниками права) для решения всех аналогичных дел. В результате сложилась целая система преторского права.

Распространенный в Средневековье, судебный прецедент постепенно теряет свое значение в Новое время, играя глав­ную роль лишь в Англии и в странах, в которых получило развитие так называемое англо-саксонское общее право. В правовом регулировании управленческой деятельности государства аналогичную роль играет административный прецедент — решение органа управления или должностно­го лица по конкретному административному делу, которому придана нормативная сила. Критики признания судебного и административного пре­цедентов источниками права обычно ссылаются на то, что решений компетентных органов по конкретным казусам на­капливается с течением времени такое количество, что не­специалист не в состоянии ориентироваться в море этих юри­дических документов, что здесь возможен произвол и даже злоупотребления должностных лиц, что если уж и включать в правотворческий процесс государство, то лучше это делать путем расширения функций законодательных органов, кото­рые в целом подготовлены лучше, чем судьи, и т.д. Напро­тив, сторонники прецедентного, или, как его иногда называ­ют "свободного" права, критикуют нормативные системы за консерватизм, неспособность адекватно и вместе с тем опера­тивно реагировать на события быстротекущей жизни и т.д. Как бы там ни было, суды, с точки зрения развиваемой нами концепции, лишь открывают, фиксируют уже сложив­шиеся правила поведения, которые становятся правом в си­лу своей общезначимости и которые вследствие именно этой общезначимости должны быть признаны государственными органами юридическими. Вспомним, функция государства — выполнять общие дела населения.

Третий вид источников права — договор, если он содержит общие правила. В развитом гражданском обществе он стано­вится едва ли не главной юридической формой, определяющей права и обязанности его субъектов. Договоры долговремен­ного характера предпринимателей с профсоюзами, долговре­менные торговые договоры, соглашения о перевозках, порядке расчета и т.д. создают систему правоотношений, позволяю­щих учитывать взаимные интересы субъектов и обеспечива­ющих относительно бесконфликтное существование граждан­ского общества.

Четвертый вид источников права — издаваемые государ­ством законы. Мы уже говорили о содержании правотворче­ской деятельности законодательной власти и о ее зависимости от исторически складывающейся системы правил поведения, заключающих в себе социальный опыт многих поколений. В идеале эти нормы, отобранные коллективной эволюцией и вы­ражающие обобщенную мудрость народа, и государственные законы должны совпадать. История знает множество приме­ров того, какими эффективными могут быть законы, если они совпадают с правом и концентрированно выражают культуру. Поскольку государство сплошь и рядом узурпирует полно­мочия издавать любые законы, устанавливается особая про­цедура их принятия. Законодательствовать вправе лишь выс­шие представительные органы власти, которые полнее всего выражают волю народа. При этом предполагается, что рав­ная обязательность законов для всех, а значит и для зако­нодателей с их семьями, служит известной гарантией, что депутатский корпус не станет злоупотреблять своими преро­гативами, ибо не отвечающий общественным потребностям законодательный акт может обернуться и против них самих.

Той же цели ограничения произвола законодателей, обес­печения соответствия закона праву и таким образом закон­ности самих законов служит выделение в них тех, которые объявляются основными и служат юридической базой все­го остального законодательства. Их называют конституцией. Она принимается специальным органом, представляющим об­щество (учредительным собранием, конституционной ассам­блеей), или парламентом, но в особом, более сложном (по срав­нению с процедурой принятия обычных законов) порядке. Конституция обладает наивысшей юридической силой, и законы, ей противоречащие, недействительны. В правовых го­сударствах существует специальный механизм проверки их соответствия конституции конституционными судами.

В свою очередь, законы обладают высшей юридической си­лой по сравнению со всеми остальными актами государства. Нормативные акты органов государственного управления — пятый вид источников права. Они издаются исполнитель­ной властью в пределах ее компетенции во исполнение дей­ствующих законов. Поэтому их называют подзаконными нор­мативными актами. Законность таких нормативных актов проверяется в судебном порядке. В правовом государстве лю­бое действие должностного лица или органа управления мо­жет быть обжаловано в суд. Шестым видом источников права теория называет норма­тивные акты общественных организаций, за которыми госу­дарство признает юридическую силу. Примером могут слу­жить нормативные акты профсоюзных организаций, коопера­тивных объединений. Юридической силой, например, облада­ли нормы, издаваемые профсоюзами Франции или ВЦСПС в бывшем Советском Союзе. В теории права среди источников права называют так­же нормы, издаваемые частными организациями, юридиче­ская сила которых в ряде случаев признается судами. Типо­вые договоры купли-продажи товаров, правила эксплуатации сложной техники, нарушение которых исключает материаль­ную ответственность фирмы-изготовителя, формуляры и т.д. играют, несомненно, упорядочивающую роль в гражданском обороте и потому получают статус нормативных актов. Их иногда называют формулярным правом, образующим в на­шем перечне седьмой вид источников права. Восьмой вид источников права образуют труды ученых — юристов.

Он имеет преимущественно историческое значение. Римские юристы, авторитет которых был чрезвычайно высок, имели право давать разъяснения, которые были обязательны для судов. Такую же роль в средневековых судах играли рабо­ты глоссаторов и постглоссаторов. Уже в XIX в. Российский Правительствующий Сенат цитировал в своих актах труды отечественных цивилистов. В настоящее время юридическая наука практически утра­тила значение источника права. Особое место в системе источников права занимают право­сознание и референдум. Правосознание выступает юридиче­ской основой судебной и административной практики в рево­люционные эпохи, когда отмененное законодательство ликви­дированного строя еще не заменено новым. В России, напри­мер, советская власть своими декретами отменила все цар­ские законы в течение полугода после Октябрьской револю­ции, а первые кодексы (гражданский, уголовный, земельный и т.д.) начали появляться лишь в 1922 г. На протяжении пяти лет советские суды и административные органы руководство­вались преимущественно "революционным правосознанием".

Эта практика ныне хорошо известна. Наконец, источником права является референдум — все­народный опрос, если он проводится по поводу содержания подлежащих принятию законов. Его очевидное достоинство заключается в том, что в нем непосредственно выражается воля народа, и потому его иногда объявляют источником пра­ва наивысшей юридической силы. Его недостатки не менее очевидны. Так, наивно было бы полагать, что результаты референдума суть непосредственное выражение воли наро­да. Между сознанием населения и результатами голосования вклиниваются сформулированные властью вопросы, которые, к сожалению, часто формулируются либо недостаточно ква­лифицировано, либо преступно лукаво.

К тому же на всена­родное голосование технически возможно вынести лишь очень небольшое число закрытых вопросов (чаще всего 1-2), на ко­торые возможно дать только простейшие ответы. Варианты ответов, как правило, также предлагаются авторами опрос­ных листов, бюллетеней и т.д. Среди источников права выделяются законы, принимаемые государственной властью. Они привлекают внимание, явля­ясь результатами сознательной деятельности, и порождают идеи о всемогуществе разума. Во времена французского про­свещения Вольтер спрашивал: "Хотите вы иметь хорошие законы?" и сам отвечал: "Так уничтожьте старые и напи­шите новые!" Иллюзия легкости решения всех проблем об­щественной жизни достаточно распространена и естественна для некоторых исторических периодов. Георг Еллинек, на­пример, считал активизацию законодательной деятельности свидетельством пробуждающегося самосознания народа. Ин­терес к законам сопровождается интересом и к законодательствованию.