Теория государства и права. Лекции. Норма права.

Структура нормы права объединяет три элемента: ги­потезу, диспозицию и санкцию.

Под гипотезой понимается часть юридической нормы, указывающая условия, при на­ступлении которых она подлежит применению; под диспози­цией — само правило поведения, выражаемое данной нормой; под санкцией — определение тех последствий, которые долж­ны наступать в случае нарушения диспозиции. Так, ст.360 ГК РСФСР устанавливает: "Если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится яв­но невозможно, заказчик вправе отказаться от договора и по­требовать возмещения убытков". Диспозиция этой нормы за­ключает в себе правило, по которому подрядчик обязан свое­временно приступить к исполнению договора и производить работу такими темпами, которые обеспечивают ее окончание в срок. Условиями действия ст.360 ГК, указанными в ее гипо­тезе, являются предположения, что подрядчик своевременно не приступит к исполнению договора или, приступив, будет вести работу настолько медленно, что не сможет завершить ее в срок. Санкция этой статьи предусматривает появление при наступивших условиях у заказчика права расторгнуть договор и потребовать возмещения понесенных убытков.

Для выявления логической структуры, лежащей в осно­ве внутреннего строения юридической нормы, теория права часто пользуется такой абстрактной схемой: "Если — то — иначе". Элемент схемы "если" соответствует гипотезе нор­мы, элемент "то" — ее диспозиции, а элемент "иначе", "а в противном случае" — ее санкции. Лишь единство всех трех перечисленных элементов образу­ет норму права. Отсутствие хотя бы одного из них означает, что выдаваемая за норму логическая или словесная конструк­ция юридическую норму не представляет.

Вместе с тем теория обращает внимание на тот факт, что норма права и текст закона часто не совпадают. Иногда дис­позиция и гипотеза слиты, и в тексте нормативного акта их невозможно различить, что, например, бывает в статьях осо­бенной части уголовного кодекса. Так, ст. 103 УК РСФСР го­ворит о том,что умышленное убийство наказывается лише­нием свободы на срок до десяти лет. Где здесь диспозиция и где гипотеза? В тексте статьи они друг от друга не отделены. Но ни у кого не вызывает сомнения, что ст. 103 УК запрещает умышленное убийство (это ее диспозиция) и что данная норма применяется в случае нарушения запрета (это ее гипотеза). Далее. В одной и той же статье нормативного акта может одновременно содержаться несколько норм. Особенно этим отличаются статьи Кодекса о браке и семье Российской Фе­дерации. Так, ст.103 этого кодекса ("Для усыновления требу­ется согласие усыновляемого, если он достиг десятилетнего возраста. Если до подачи заявления об усыновлении ребенок проживал в семье усыновителя и считает его своим родите­лем, усыновление в виде исключения может быть произведено без получения согласия усыновляемого. Согласие ребенка на усыновление выявляется органами опеки и попечительства") содержит три нормы права. Их бывает и значительно больше!

Наконец, теория зафиксировала случаи, когда элементы нормы права представлены в разных статьях нормативно­го акта, или, как говорят, единая норма представлена в не­скольких статьях закона. Например, ст.209 ГК РФ устана­вливает, что собственнику принадлежат правомочия владе­ния, пользования и распоряжения принадлежащим ему иму­ществом. Гипотеза здесь ясна: если субъект — собственник, то.. .Диспозиция — тоже: собственнику принадлежит триада названных правомочий. Санкции же в этой статье нет. Но она есть в других статьях ГК, предусматривающего предъ­явление и виндикационного иска (иск невладеющего собствен­ника к владеющему несобственнику об истребовании вещи и о возмещении убытков), и негаторного иска (иск об устра­нении препятствий владению, пользованию и распоряжению собственностью), и ряд других правовых возможностей. От­ветственность за нарушение прав собственника установлена и УК РСФСР, предусматривающим весьма суровые меры по отношению к вору, грабителю, разбойнику, расхитителю, мошеннику, вымогателю, поджигателю и т.д. Элементы структуры юридической нормы могут быть раз­личных видов. Их классификации подробно разработаны еще в прошлом веке и почти не изменились до наших дней. Отече­ственные курсы по теории права чаще всего берут за Основу классификации, разработанные Н. М. Коркуновым [596,125— 129]. Гипотеза может быть выражена в общей (абстрактной) или в конкретной (казуистической) формах.

Абстрактная гипоте­за определяет условия применения нормы общими, родовыми признаками, казуистическая — частными, специальными. Бу­дучи исторически первичной, казуистическая гипотеза в на­стоящее время практически исчезла из нормотворчества. Ее недостатки очевидны: ее употребление ведет к чрезмерному увеличению числа юридических норм и одновременно не да­ет возможности добиться полноты юридических определений. Сколько бы ни предусматривалось отдельных случаев, всегда найдется еще один, казуистической гипотезой не предусмо­тренный. Абстрактная же форма охватывает все возможные случаи, не называя конкретно ни одного из них. Гипотезы могут различаться и по степени их определен­ности. С абсолютно определенной гипотезой мы сталкиваем­ся тогда, когда сама норма определяет обусловливающие ее факты, если, например, устанавливается, что договор займа на сумму свыше пятидесяти рублей должен быть заключен в письменной форме (ст.269 ГК РСФСР).

Абсолютно неопре­деленная гипотеза встречается тогда, когда сама норма не включает определений фактов, обусловливающих ее примене­ние. Она предоставляет какому-нибудь органу власти делать это самому "в необходимых случаях". В чем заключаются на­званные "необходимые случаи", никоим образом не раскрыва­ется. Относительно определенная гипотеза имеет место тогда, когда закон ограничивает применение юридической нормы не абсолютно, а оговаривает ее действие каким-либо усло­вием. Например, целый ряд нормативных актов вступает в действие лишь в случаях эпидемии, военного положения, вве­дения чрезвычайного положения и т.д. Иногда, гипотезы подразделяют на односторонние и дву­сторонние. Односторонней является гипотеза, которая в ка­честве основания применения нормы называет только право­мерные, или, напротив, неправомерные обстоятельства. На­пример, все нормы особенной части УК РСФСР имеют од­носторонние гипотезы. Двусторонние гипотезы включают в себя указание как на правомерные, так и на неправомерные обстоятельства, приводящие в действие данную юридическую норму. При этом, конечно, предполагается, что правовые ре­зультаты будут различными в зависимости от характера тех обстоятельств, которые заставили "работать" тот или иной нормативный акт. Так, ч.2 ст. 158 ГПК РСФСР устанавли­вает, что при неявке сторон в судебное заседание без уважи­тельных причин по вторичному вызову, суд оставляет иск без рассмотрения. Следовательно, если стороны не явились по уважительным причинам, дело производством не прекра­щается, но лишь откладывается его разбирательство f49, 161 - 162]. Анализ диспозиций юридических норм позволяет выявить достаточно много их разновидностей. Как и гипотезы, диспозиции подразделяются на казуаль­ные и абстрактные. Первая перечисляет конкретные предпи­сываемые, разрешаемые или запрещаемые действия, а вторая предусматривает определенный тип поведения.

Историческим прообразом казуальной диспозиции является прецедент — ре­шение суда или иного государственного органа по отдельно­му делу. Как отмечалось в литературе, "нормы с казуальны­ми диспозициями крайне неудачны в техническом отношении, ибо, не обеспечивая беспробельности закона, они обусловлива­ют его чрезмерную громоздкость" [49, 162]. Так, Российское Уложение о наказаниях, в котором применялись казуальные гипотезы, содержало 2034 статьи, в то время как современ­ный УК, знающий только абстрактные диспозиции, — лишь около 300. Примером нормы с абстрактной диспозицией мо­жет служить ст. 103 УК РСФСР. Предусматривая наказания за умышленное убийство, она ограничивается определением убийства как такового; каких-либо разновидностей насиль­ственного лишения человека жизни, совершенного умышлен­но, в ней не указывается. По способу выражения правил поведения диспозиции под­разделяются на простые, описательные, ссылочные и блан­кетные. Рассмотрим их более подробно на нормативном ма­териале уголовного права Российской Федерации. Простая диспозиция содержит только указание на вид пре­ступления, при чем ограничивается одним его наименовани­ем, не давая определения. Она применяется тогда, когда при­знаки правонарушения достаточно очевидны. Уже упоминав­шаяся ст. 103 УК — хороший пример. Описательная диспо­зиция включает в себя не только наименование преступного деяния (например, кража), но и перечень его основных при­знаков (в нашем примере отличительным признаком кражи является то, что она — тайное похищение чужого имущества, в отличие от грабежа, который определяется как "открытое похищение чужого имущества"). Бланкетная диспозиция не определяет признаков преступления, а предоставляет устано­вление их специально указанным органам. Например, ст.88 УК РСФСР объявляет преступным нарушение правил о ва­лютных операциях, устанавливаемых финансовыми органами государства. Наконец, ссылочная диспозиция отсылает к дру­гой статье данного уголовного закона, в которой дается опи­сание соответствующего вида преступления, или к другому нормативному акту [49, 164-165]. Имеют свои разновидности и санкции.

Санкции подразделяются прежде всего на полные и непол­ные. Первые предусматривают применение мер принуждения к правонарушителю, т.е. к лицу, нарушившему требования диспозиции юридической нормы. Например, все нормы осо­бенной части уголовного кодекса содержат полные санкции. Напротив, неполные санкции заключаются не в применении мер принуждения, а в том, что в случае нарушения лицом требований диспозиции не наступают те юридические послед­ствия, к которым данное лицо стремилось, совершая опреде­ленные действия.

Таковы санкции ст. 168 ГК РФ, объявляю­щей недействительной противозаконную сделку, или санкция статьи 17 Кодекса о браке и семье, признающей законную си­лу только за зарегистрированным браком. По степени своей определенности санкции подразделяют­ся на абсолютно определенные, относительно определенные, альтернативные и кумулятивные. Абсолютно определенной в теории называется санкция, ко­торая имеет точно фиксированное выражение и не может быть изменена государственным органом, ее применяющим. При­мерами служат санкции гражданского права, требующие, как правило, полного возмещения убытков, санкции администра­тивного права, устанавливающие точную величину штрафа, который должен уплатить правонарушитель. Относительно определенной является санкция, в которой установлены верх­няя и нижняя границы, в рамках которых правоприменяющий орган сам устанавливает ее точный размер.

Примерами слу­жат большинство санкций уголовного права, многие санкции административного права. Напротив, в гражданском пра­ве относительно определенные санкции практически не при­меняются, ибо основным принципом этой отрасли является полное возмещение причиненного правонарушителем ущерба. Альтернативные санкции объединяют несколько видов раз­личных санкций, а право выбора одной из них принадлежит тому государственному органу, который ее применяет. При­мером может служить ст. 172 УК РСФСР, в соответствии с которой халатность должностного лица наказывается лише­нием свободы на срок до трех лет, или исправительными работами на срок до одного года, или увольнением от должно­сти. Наконец, кумулятивными называются санкции, включа­ющие в себя несколько санкций различного рода, и государ­ственный орган, их применяющий, вправе их соединить при назначении наказания правонарушителю.

Типичным приме­ром кумулятивной санкции служит санкция ст.77 УК, устана­вливающей, что бандитизм наказывается лишением свободы на срок от трех до пятнадцати лет с конфискацией имуще­ства и со ссылкой на срок от двух до пяти лет или без ссылки или смертной казнью с конфискацией имущества. Встречают­ся кумулятивные санкции и в гражданском (например, взыс­кание штрафной неустойки сверх суммы возмещения убыт­ков), в административном и в других отраслях права. Ознакомление с разновидностями элементов юридической нормы дало возможность наглядно продемонстрировать, что она собой представляет и как действует. Даже простое описа­ние структуры нормы позволяет убедиться, что это — не про­извольная логическая конструкция, а выражение объективной структуры права на ее первичном уровне.