Теория государства и права. Лекции. Исторические предпосылки и социальная природа государства.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Государство — общественное явление, и предпосылки его возникновения имеют социально-историческую природу. Поскольку оно возникает повсеместно в период смены ро- доплеменных связей людей в обществе вещными, обменными отношениями, можно предположить, что факторы, разлагав­шие первобытно-общинный строй, были одновременно и пред­посылками формирования государства. Для первобытно-общинного строя характерны кровнород­ственная природа коллектива; поглощенность индивида ро­дом; общественная собственность на условия хозяйствования; естественный (половозрастной) характер разделения труда, не нарушающий изначального равенства сородичей; коллек­тивные ("демократические") формы решения общих дел (со­брание сородичей как высший орган управления, выборность вождей и т.д.); неинституционализированность социальных норм, являющихся частью коллективного опыта, который пе­редается в процессе включения индивида в жизнь первобыт­ного коллектива, и т.д.

Первый удар по роду как социальный единице первобытно­общинного строя нанесло табу на кровосмешение. Инцест многократно увеличивал вероятность неполноценного потом­ства, и запрет половых связей между родичами — естествен­ная реакция человечества, стремящегося к самосохранению. При таких условиях брачная пара должна была формировать­ся из индивидов противоположного пола, принадлежащих к двум разным родам. Но тогда этот прообраз парной семьи потенциально уже не принадлежал ни одному из них. Следо­вательно, семья — первый фактор, разрушавший род, а сле­довательно, покушавшийся на весь родовой строй. Однако семья не могла существовать вне рода, посколь­ку условия труда находились в коллективной собственности последнего. Возникновение частной собственности — второй удар по родовому обществу. Частная собственность создает экономическую основу индивидуального существования чело­века, относительной автономии его семьи и тем самым делает родовые связи потенциально излишними. Формирование семьи и частной собственности — двуеди­ный процесс. Семья создала субъекта частной собственно­сти. Частная собственность превратила поглощенного родом индивида в субъекта. Полной зрелости этот процесс достиг лишь в Новое время — после победы буржуазных революций.

Выделившиеся из рода семьи (а затем и индивиды), пер­воначально связанные только соседскими, территориальными узами, по мере развития обмена оказывались объединенными в общество, основанное на вещных, рыночных связях. Рынок преодолел ограниченность кровнородственных отношений и включил региональные процессы развития в мировую исто­рию. Территориальная общность (население, связанное совмест­ным проживанием) породила коллективные потребности, а следовательно, общие интересы и проблемы. Это и защита от внешнего врага; и установление правил коллективного об­щежития; и решение таких коллективных задач, которые от­дельная семья или индивид в одиночку решить не в состоянии. К числу последних относятся не только хозяйственные про­блемы (например, создание ирригационной системы в древ­нем Египте), но и охрана одной части территориально орга­низованной общности от другой ее части, регулирование от­ношений между ними: племенная организация, распавшись, оказалась раделенной на различные социально неоднородные, часто антагонистические группы (сословия, классы), отноше­ния между которыми нередко обострялись до уровня соци­альных потрясений, катаклизмов (бунты, революции, войны и т.д.).

Объективная потребность новой социальной организации в общественной силе, которая способна решать общие дела или мобилизовать население на их решение, и породила государ­ство, публичную власть. Итак, распад родового строя, появление семьи и частной собственности, которые дали индивиду возможность быть от­носительно самостоятельным субъектом общественной жиз­ни, объективная потребность в решении общих дел, в том чи­сле в регулировании отношений между социально неоднород­ными группами — таковы исторические предпосылки стано­вления государства. Возникающее государство не может не быть властью, по­скольку после распада родового строя потребность в решении общих дел не имела иных механизмов самообеспечения. Госу­дарство не могло не сталь силой, стоящей над населением. Общество перестало быть однородным, и потому совпадение государства с ним исключило бы возможность решать общие для всех дела. Публичная власть превратилась бы в орудие групповых интересов, извращая изначальный смысл государ­ства. Исторические предпосылки государства не есть явления, действующие только в период возникновения государствен­ной формы. Они — постоянно "работающие" факторы, слу­жащие предпосылками существования государства как тако­вого. Истории известны следующие основные пути (механизмы) институционализации власти: военный (например, при фор­мировании восточных деспотий в странах с так называемым азиатским способом производства); аристократический (на­пример, в Риме с его делением общества на патрициев и пле­беев); плутократический (например, при становлении буржу­азных государственных форм). Эти механизмы институци­онализации власти (так же как и предпосылки возникнове­ния государства) имеют не только историческое значение; они действуют постоянно, поскольку государственная власть со­храняет способность к развитию. При этом нельзя упускать из виду, что в чистой форме ни один из названных механизмов не работает. В реальной исто­рии каждый из них включал в себя элементы двух других.

На заре цивилизации в масштабах ойкумены количествен­но преобладал военный путь формирования власти или поли- тогенеза. Причина тому — та роль, которую постоянно игра­ла в те времена война как способ изъятия и перераспределена я общественного продукта — материальной базы любого обще­ства. На этом пути решающая роль принадлежала военно- демократическим, а затем — военно-иерархическим формам организации власти. Специфика аристократического политогенеза заключена в становлении отделенной от народа надобщинной власти на основе перерождения традиционной родоплеменной аристо­кратии, которая оттесняла от участия в управлении общими делами рядовых общинников. Постепенно аристократия объ­единяла в своих руках управление общественным хозяйством, включая распределение его продукта, и военной деятельно­стью. Плутократический путь формирования политогенеза исто­рики связывают с появлением "бигмена", т.е. "большого че­ловека", тип которого сформировался в наиболее развитых в экономическом отношении обществах и был связан с на­коплением в руках одного лица значительных ценностей, с формированием вокруг него на этой основе многочисленных сторонников и с концентрацией власти [50, 220-232].