Теория государства и права. Лекции. Система права.

Система права как конкретная юридическая реальность — результат исторической эволюции. Будучи только сторо­ной социального целого, право не развивается изолированно, само по себе, и структурные изменения в нем — лишь след­ствие изменений общества. Высшей формой социального раз­вития является современное гражданское общество и соответ­ствующая ему политическая форма — правовое государство.

Гражданское общество, как указывалось, структурирова­но. В каждой из его сфер складываются свои специфические отношения, особенности которых отражаются в отраслевых признаках юридических норм. Противостояние индивидов, объединенных гражданским обществом, и государства, являющегося политической фор­мой этого общества, выразилось в разделении права на пу­бличное и частное. Различие между ними нами уже проводи­лось в разделе, посвященном соотношению личности, обще­ства, права и государства. Там было показано, что публич­ное право регулирует ту область общественных отношений, в которой главенствующую роль играет государство. Если не упускать из виду, что государство — орган реализации общих дел страны, то становится понятным, почему публичное пра­во основывается на принципе юридической централизации, предполагающем, что юридически значимые решения исхо­дят от высших государственных органов. Напротив, частное право регулирует ту область общественных отношений, где поступки субъектов определяются их собственной волей, юри­дически оформляемой договором. Если "наложить" частное и публичное право на структу­ру гражданского общества (см. лекцию 3, посвященную со­отношению общества и государства), то Станет очевидным, что культурно-бытовая и экономическая сферы регулируют­ся преимущественно частноправовыми, а сфера политики — публично-правовыми нормами.

В целом отражая объективное различие всеобщего и частного в общественной жизни, прин­цип разделения права на публичное и частное не был, однако, последовательно осуществлен ни в одной юридической систе­ме. Отсюда и многолетние, до сих пор продолжающиеся спо­ры о том, какие отрасли права должны включаться в эти правовые общности, а следовательно, что представляет собой система современного права в целом. В дооктябрьской России были широко распространены те­оретические схемы Н. Коркунова, И. Коллера и др.

Типичным является описание строения права Нового времени И. Коллером. С его точки зрения, частное право охватывает: 1) личное право (по современной терминологии — комплекс личных не­имущественных прав), 2) вещное право, 3) обязательственное право, 4) торговое право, 5) семейное и имущественное пра­во супругов и наследников. На долю публичного права, по И. Коллеру, приходится: 1) государственное и церковное пра­во, 2) охрана права, гражданский процесс, уголовное право, уголовный процесс, 3) международное право [49, 350]. Немецкая юридическая мысль в интересующей нас области развивалась примерно в том же русле. Г. Еллинек, напри­мер, расчленяя публичное право "на международное и госу­дарственное право в широком смысле", отмечал, что "послед­нее распадается на судебное и процессуальное право, адми­нистративное и государственное право в тесном смысле". По мнению автора отнесение к публично-правовой сфере церков­ного права как права публичных союзов неточно. Церковный порядок основан на совершенно других началах, чем право­порядок государственный, и потому церковное право — как внутреннее право церкви — может быть поставлено рядом с частным и публичным правом в качестве самостоятельного элемента [41, 285].

Как видим, различия в трактовке публич­ного права российскими и европейскими юристами невелики. Введение понятия "государственное право в широком смысле" положения не меняет, поскольку в обоих случаях речь идет по существу об одном и том же: публично-правовая сфера ре­гулируется международным, государственным, администра­тивным, уголовным, процессуальным правом. Вопрос о месте церковного права не влияет решающим образом на структуру права. Подводя итоги, можно выделить следующие свойства си­стемы права. Во-первых, она — объективное качество права, действующего в данном обществе. Ее не строят, не констру­ируют по заранее намеченному плану, а открывают подобно тому, как естествознание открывает законы природы. Во-вторых, система права в целом соответствует структу­ре общества, т.е. той системе общественных отношений, кото­рые закрепляются и регулируются правом.

Право — момент, сторона общества и отражает его свойства, в том числе и в своей собственной структуре. В-третьих, система права исторически изменчива; она эво­люционирует вместе с развитием общества. В-четвертых, предмет правового регулирования и, как пра­вило, его метод, будучи решающими дифференцирующими признаками системы права, образуют единство. В принципе, метод права есть лишь юридическое выражение объективных свойств предмета юридического воздействия. Наконец, в-пятых, особенность системы права, как отме­чается в теории, состоит в том, что входящие в ее состав отрасли, будучи взаимосвязанными, в то же время не дубли­руют, а, наоборот, взаимно исключают друг друга. Объясня­ется это тем, что "одна и та же норма не может одновременно регулировать два различных вида общественных отношений, заключать в себе два различных метода правового регулиро­вания" . Именно поэтому одна и та же норма не может нахо­диться одновременно в двух структурных единицах правовой системы [49, 357]. От системы права теория отличает его систематизацию, под которой понимается деятельность по упорядочению мно­жества юридических норм, их группировка и расположение по тем или иным практически значимым признакам. Резуль­татом систематизации является система нормативных актов (система законодательства). О соотношении системы права и системы нормативных актов будет сказано в дальнейшем.