Теория государства и права. Лекции. Применение права.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Применение права происходит в том случае, если юри­дическая норма не реализуется сама собой, а требует вмеша­тельства органов государственной власти. Например, совер­шение преступления — юридический факт, с которым нор­ма уголовного права связывает реализацию санкции, которую преступник вряд ли примет добровольно. Коль скоро обеспе­чение уголовно-правовых запретов, охраняющих устои кол­лективной жизни, — общее дело всего населения, применение санкции образует исключительную прерогативу государства. Реакция государства на правонарушение — не единствен­ный пример правоприменительной деятельности.

Она име­ет место и тогда, когла суд разрешает спор о праве гра­жданском, официально удостоверяя наличие или отсутствие субъективных прав и соответствующих обязанностей у тя­жущихся сторон; когда государство принимает решение о наг значении дня референдума или выборов Президента; когда государство издает правовой акт об образовании, реоргани­зации или ликвидации исполнительно-распорядительных ор­ганов или о назначении на должность того или иного лица, равно как и об освобождении такового от соответствующих. Должностных обязанностей; когда надлежащие государствен­ные органы награждают орденами отличившихся граждан; когда на основании тех или иных юридических норм гражда­нину назначается пенсия, выдается ордер на жилплощадь и т.д. и т.п. Как видно из приведенных примеров, а их число можно умножить, правоприменительная деятельность проявляется в самых разнообразных формах. Что же объединяет все эти столь различные юридические действия в единое явление, обозначаемое понятием "применение норм права"? Во-первых, применение юридических норм выступает на авансцену жизни права лишь в тех случаях, когда они не мо­гут реализоваться либо из-за правонарушения; либо из-за то­го, что субъективные права и обязанности непосредственно не вытекают из закона (например, конституционное право гра­жданина на образование реализуется лишь после того, как ректор принял решение о зачислении абитуриента, прошед­шего по конкурсу, в число студентов); либо не могут возник­нуть у субъектов из их односторонних действий и договоров (например, в случае спора о праве, подлежащего разрешению суда). Но какие бы препятствия ни вставали в процессе реа­лизации юридических норм, они должны осуществиться, ибо скрепляют целостность общества. Отсюда необходимость в специальной деятельности государственных органов, приме­няющих юридическую норму и тем самым гарантирующих ее реализацию, в деятельности, которая носит именно право- обеспечительный характер. Если рассматривать право как продукт естественно-исторического развития, в результате которого юридические нормы могут формироваться и помимо нормотворческой де­ятельности органов государственной власти, то нетрудно за­метить, что обеспечение правореализаций происходит в про­цессе функцинирования всех трех ветвей власти. Здесь нет оговорки: именно всех трех, включая законодательную. Если норма права непосредственно вырастает из практики, то ее последующее облачение в форму закона придает ей значение государственного акта, повышая тем самым ее авторитет, а следовательно, и действенность.

Таковы, в частности, основ­ные права человека. Государство обязано придать им зако­нодательную форму, ибо они имеют всеобщее значение. Это вполне определенно выражено в Основном законе ФРГ 1949 г., в ст. 1 которого провозглашено, что "основные права обязы­вают законодательную, исполнительную власти и правосудие как непосредственно действующее право" [100, 46]. Конечно, такого рода законодательная деятельность государства, имея прямое отношение к правообеспечению, с применением юри­дических норм связана лишь косвенно. Классической формой правоприменения является деятель­ность органов правосудия. Официально объявляя о наличии или отсутствии у истцов, ответчиков, подсудимых субъектив­ных прав и обязанностей, определяя конкретные пути их реа­лизации и создавая своими решениями и приговорами основа­ния для обеспечения их принудительной силой, суды устраня­ют препятствия на пути осуществления юридических норм- В компетенцию судебной власти входит рассмотрение наиболее важных юридических дел. Весьма существенную роль в правоприменении играет и исполнительная власть. Как подчеркивает В. А. Туманов, "если законодатель провозглашает и закрепляет права и сво­боды и основные их гарантии, правосудие — охраняет эти права от нарушителей, от кого бы они ни исходили", то "со­здание необходимых материальных, организационных и иных условий (в той мере, в какой они зависят от государства) реализации прав и свобод — сфера деятельности исполни­тельной власти" [100,47]. Правоприменение в области соци­ального управления осуществляется посредством властных действий исполнительно-распорядительных органов государ­ства и прямо входит в их компетенцию.

Более того, в ко­личественном отношении число правоприменительных актов административно-управленческого плана многократно пре­вышает число решений и приговоров, выносимых органами правосудия по конкретным юридическим делам. Итак, множество разнообразных правоприменительных актов объединяет прежде всего то, что все они представля­ют собой разновидности властной деятельности государства. Во-вторых, правоприменение предполагает распростране­ние на отдельные жизненные обстоятельства ("казусы") юри­дических норм. Если названные обстоятельства играют роль юридических фактов, то юридические нормы становятся ис­точником, порождающим субъективные права и обязанности У конкретных субъектов. Установление названных фактиче­ских обстоятельств и их правовая оценка и образуют содер­жание правоприменительной деятельности надлежащих орга­нов государственной власти. При этом под правовой оценкой понимается определение, являются ли установленные жизнен­ные обстоятельства юридическими фактами, порождающими правоотношения, или нет.

Круг фактических обстоятельств, которые выясняют правоприменительные органы, очерчен ги­потезой юридической нормы. С логической стороны, правоприменение представляет со­бой силлогизм, т.е. умозаключение, в котором из двух кате­горических суждений, связанных общим средним термином, получается третье суждение, называемое выводом (при этом средний термин в заключение не входит). В логике силло­гизмом называют умозаключение, в силу которого, признав истинность посылок силлогизма, нельзя не согласиться с ис­тинностью заключения, из них вытекающего. Например, из посылок "Все граждане России имеют право на предпринима­тельскую деятельность", "Иванов — гражданин России" сле­дует вывод: "Иванов имеет право на предпринимательскую деятельность". В первом суждении (посылке) содержится общее правило, то есть юридическая норма (Все граждане России имеют пра­во на предпринимательскую деятельность). Во втором сужде­нии содержится конкретный случай (Иванов — гражданин России). И, наконец, в третьем суждении дается вывод, или заключение (Иванов имеет право на предпринимательскую деятельность). Средним термином, связывающим суждения в умозаключение, является термин "гражданин России". После сказанного есть все основания утверждать, что правоприменительная деятельность государства представля­ет собой подведение отдельных жизненных случаев под общее правило поведения — юридическую норму. В-третьих, правоприменение во всех своих формах выра­жается в принятии (постановлении, вынесении) решений по конкретному делу компетентным органом государственной власти. Иногда такую роль играет общественная организа­ция, если она на то уполномочена государством или государ­ство признает ее решения юридически значимыми (например, третейский суд, профсоюзный орган). Под юридическим делом в теории права понимается жиз­ненный случай (существенно важная для общества пробле­ма, казус), ставший предметом государственного разбира­тельства. Как правило, такое дело получает документальное оформление [3, 2, 328].

Возникающие в юридической практи­ке дела весьма разнообразны. Это и судебные (уголовные или гражданские) дела; и дела, которые ведутся органами соци­ального обеспечения или учета и распределения жилой пло­щади о назначении заинтересованному лицу пенсии или пре­доставлении ему квартиры; и дисциплинарные дела, возник­шие в следствие нарушения рабочими или служащими правил внутреннего распорядка предприятия или учреждения; и де­ла, которые оформляются администрацией Президента Рос­сии в связи с возбуждением ходатайств о помиловании лиц, осужденных в уголовном порядке, и т.д. и т.п. Чрезвычайно разнообразно и документальное оформление юридических дел. Это может быть и многотомное уголовное дело, и дело административного производства, возникшее в связи с переходом гражданином улицы в неположенном ме­сте и состоящее из одного документа, свидетельствующего об уплате виновным штрафа.

Обобщая сказанное, применение права можно определить как властную деятельность по разрешению юридических дел, которая завершается индивидуальным решением, принимае­мым на основе юридических норм. В процессе правоприменения участвуют все элементы юри­дической нормы. Гипотеза указывает правоприменяющему государственному органу или уполномоченной общественной организации, какие фактические обстоятельства образуют основание для применения норм права. Диспозиция позволяет установить, какие субъективные права и обязанности возни­кают у участников правоотношения. Санкция определяет ха­рактер юридических мер, которые должны быть применены в случае нарушения требований диспозиции.