Теория государства и права. Лекции. Применение права.

Стадии применения юридических норм обусловлены логикой правоприменительного процесса. В соответствии с этим выделяются три основные стадии:

1) установление фак­тических обстоятельств дела;

2) их юридическая оценка;

3) принятие решения по делу.

Иногда к ним присоединяет­ся дополнительный этап — исполнение принятого решения.

Каждая из стадии правоприменительной деятельности, в свою очередь, может быть подразделена на подстадии. Установление фактических обстоятельств дела не являет­ся исследованием как таковым. Оно направлено на установле­ние лишь юридически значимых событий, действий, свойств, отношений и т.д. К их числу относятся прежде всего юри­дические факты, которые прямо указаны в гипотезах право­вых норм. Когда, например, речь идет о назначении пенсии, установлению подлежат возраст претендующего на пенсион­ное обеспечение лица, наличие у него общего трудового ста­жа и размер заработной платы, так как именно с этими об­стоятельствами юридическая норма связывает возникновение пенсионного правоотношения. Когда юридическая норма применяется к правонаруше­нию, установлению подлежит его состав. "Вред, причинен­ный личности или имуществу гражданина ...подлежит воз­мещению лицом, причинившим вред, в полном объеме," — гласит одна из статей Гражданского кодекса России, и при­меняющий ее орган обязан установить, во-первых, наличие вреда, причиненного личности или имуществу гражданина, во-вторых, причинителя вреда и то, что вред причинен имен­но его действиями, в-третьих, объем причиненного ущерба. Когда рассматривается вопрос о награждении гражданина орденом, подлежат установлению обстоятельства, с которыми статус названного государственного знака связывает возник­новение у конкретных субъектов права на его получение, и т.д. Кроме обстоятельств, прямо указанных в гипотезе нормы права, установлению подлежат данные, которые, не будучи непосредственно юридическими фактами, тем не менее вли­яют на правовую оценку рассматриваемого случая. Они спо­собствуют принятию решения, в наибольшей мере учитыва­ющего конкретные особенности дела и обеспечивающего его полноту, объективность, всесторонность. Так, в уголовном процессе подлежат исследованию не только состав преступле­ния, но и социальные свойства личности преступника, обстоя­тельства, с которыми уголовный закон связывает отягощение или смягчение ответственности. Теория выявила и общую закономерность, определяющую объем исследовательской деятельности правоприменяющих органов. Чем более четко определены в норме признаки и свой­ства юридических фактов, необходимых для решения дела, тем уже сфера их изучения. И наоборот, если норма связы­вает решение дела с юридическим фактом как таковым, то границы исследования его свойств и связей существенно рас­ширяются [74, 449]. Вопрос о том, что должен устанавливать правоприменяющий орган, имеет не только теоретическое значение. При отсутствии четко определенного круга фактов, подлежащих исследованию в процессе правоприменения, государство и его должностные лица получают возможность вмешиваться в частную и общественную жизнь без достаточных к тому осно­ваний, нарушая права и свободы граждан. Это дезинтегриру­ет, дезорганизует гражданское общество. Вот почему право, его стабилизирующее, достаточно жестко определяет грани­цы такого вмешательства.

По общему правилу государство вправе устанавливать лишь то, что имеет юридическое зна­чение. В число неотъемлемых прав человека и гражданина не случайно включены и право на неприкосновенность жилища, на тайну переписки и т.д. Назначение первой стадии правоприменения — определе­ние фактической основы юридического дела. Юридическая же оценка выявленного фактического состава — вторая стадия. Она включает в себя выбор нормы права; проверку подлинно­сти ее текста; ее анализ с точки зрения законности, действия во времени, в пространстве и по кругу лиц; толкование юри­дической нормы. Выбор юридической нормы в теории называется правовой квалификацией. Она сводится по существу к ответу на во­прос, на основе какой нормы права должен быть рассмотрен тот или иной случай, тот или иной фактический состав. Поиск необходимой нормы начинается с определения от­расли права, к которой должно относиться искомое правило поведения. Решение такой задачи будет обеспечено, если вспо­мнить, что юридические нормы объединяются в отрасли еди­ным предметом правового регулирования, юридическим вы­ражением которого является специфический метод юридиче­ского воздействия. Полезно также учитывать, что отрасли права подразделяются на юридические институты, внутри которых и находится, если она вообще существует, требую­щаяся норма. Коль скоро и деление на правовые институты также происходит по предмету регулирования, становится яс­ным, почему предмет, т.е. тот объект, на который воздейству­ет норма, имеет решающее значение при ее поисках в системе действующего права. Обязательное условие правоприменения — разрешение юридического дела на основе точного текста правовой нор­мы. Отсюда вытекает необходимость идентификации текста правила поведения, имеющегося у. правоприменяющего госу­дарственного органа, с оригиналом нормативного акта. Если в его распоряжении имеется официальный текст норматив­ного акта в последней редакции, надобность в такого рода идентификации отпадает. Если юридическое дело должно решаться в соответствии с нормативными актами исполнительно-распорядительных ор­ганов, а также местных властей и их исполнительных орга­нов, то необходимо убедиться в том, что они в правотворче­ской деятельности не вышли за пределы своей компетенции.

Надо быть абсолютно уверенным, что изданные ими юриди­ческие правила не противоречат закону, что соблюден поря­док их принятия и оформления. Наконец, каждая правовая норма должна быть проанали­зирована, чтобы установить, сохраняет ли она юридическую силу в момент применения ее надлежащим государственным органом, действует ли она на той территории, на которой ре­шается юридическое дело, и распространяется ли ее действие на субъектов, участвовавших в рассматривающемся событии. Если правоприменяющий орган обнаруживает, что разби­раемый ими случай предусматривается двумя или нескольки­ми нормами права, противоречащими друг другу, возникаю­щая коллизия разрешается следующим образом: 1) если кон­курирующие нормы изданы разными органами государствен­ной власти, то действует норма, исходящая от вышестоящего органа; 2) если конкурирующие нормы изданы одним и тем же органом, то действует норма, изданная позже. Само собой разумеется, что изложенные правила имеют смысл лишь в том случае, если речь идет о применении юридических норм, исходящих от государства. Пределы дей­ствия обычая, судебного или административного прецедента и т.д. определяются правоприменяющим органом, использую­щих их при решении юридических дел, на основе внутреннего убеждения. Найденная норма права, прежде чем стать критерием юри­дической оценки фактических обстоятельств дела, должна быть правильно понята, т.е. истолкована. Значение толкова­ния столь существенно, что ему будет посвящен специальный раздел настоящей лекции. Здесь же пока достаточно указать, что лишь правильно истолкованная норма может стать осно­вой юридической квалификации того казуса, который обра­зует содержание рассматриваемого дела. Только после этого появятся рациональные основания для установления, охваты­вается ли квалифицируемый факт гипотезой выбранной нор­мы права и, следовательно, действуют ли в данном случае, ее диспозиция и санкция.

Иными словами, только после над­лежащего истолкования она может стать юридической осно­вой решения по делу — главной стадии применения права, по отношению к которой все предыдущие стадии являются подготовительными. Властное индивидуальное решение, принятое органом го­сударства по юридическому делу, официально объявляет, что установленный им случай связан с нормой права и породил данное правоотношение, участники которого обладают кон­кретными субъективными правами и обязанностями.

Такое решение должно соответствовать праву и фактам, как об этом прямо говорится в ст. 301 УПК, в ст. 192 ГПК РСФСР и в ряде других нормативных актов. Оно выносится судом, иным органом государства, должностным лицом на основе сформи­ровавшегося у них убеждения в том, что все фактические об­стоятельства исследованы объективно и полно, что они до­стоверно доказаны и что им дается правильная юридическая квалификация. Нет и в принципе не может быть "уважитель­ных причин'' для игнорирования закона, хотя соблазн сделать это иногда бывает достаточно велик. Разве не подталкивает к отступлению от требований права, например, совет А. Я. Вы­шинского: "Если закон отстал от жизни, его нужно или изме­нить, или ...отложить в сторону" [23, 82-83]. Но это — путь к произволу чиновника, будь то служащий районной адми­нистрации, судья или президент, это — дорога, ведущая к анархии и хаосу. Заключает применение права обнародование принятого ре­шения.