Теория государства и права. Лекции. Применение права.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Законность, как она понималась и понимается в совре­менной российской науке права, — "это конституционный принцип... государства, заключающийся в том, что все орга­низации и граждане в своей деятельности точно и неуклонно исполняют законы и основанные на них подзаконные акты" [49, 293]. В свете развиваемой нами концепции права предложенное определение законности нуждается в существенной корректи­ровке. Во-первых, речь в нем должна идти не только о соблюде­нии законов и основанных на них подзаконных актов, посколь­ку ими не исчерпываются все формы выражения права.

Речь должна идти об исполнении права в самом широком смысле слова. Во-вторых, характеристика законности как неуклонного и точного исполнения юридических норм всеми субъектами по существу сводит ее к общеобязательности, являющейся объ­ективным свойством права. И хотя этот признак безусловно присутствует и в характеристике законности, он не образует ее специфического отличия. Общеобязательны и приказ начальника, и приговор суда, и, конечно же, юридическая норма. Следовательно, суть законности названное свойство не рас­крывает. В-третьих, указание в определении на то, что законность — принцип государства, означает, что она якобы прису­ща исключительно правоприменительной деятельности орга­нов государственной власти или ее должностных лиц. Такая трактовка связана с пониманием права лишь как публично- правового явления. Спору нет, соблюдение юридических тре­бований в данной сфере особенно важно, ибо одной из сто­рон публично-правового отношения всегда выступает субъ­ект, который обладает властью над всеми остальными участ­никами этого отношения, властными полномочиями не обла­дающими. Здесь возникают огромные, и, как свидетельствует исторический опыт, даже практически безграничные возмож­ности для произвола государственных чиновников и исполь­зования ими публичной власти, которой они наделены для вы­полнения общих дел, в своих личных, корыстных интересах. Вот почему в отечественной юриспруденции сформировалось специальное понятие "законность в узком смысле слова", ко­торым обозначается соблюдение юридических норм одними только должностными лицами и органами государства. Имен­но ее имеют в виду, когда говорят о нарушениях законности в фашистской Германии или СССР в период культа личности И. Сталина. Соответственно понятие "законность в широком смысле слова" обозначает "точное и неуклонное исполнение юридических норм всеми субъектами общественной жизни", если только они обладают праводееспособностью.

Тем не менее выделение понятия "законность в узком, или, как иногда говорят, в собственном смысле слова" оправдан­но лишь отчасти, ибо юридические нормы общеобязательны не только в области публично-властных отношений, но и во всех сферах гражданского общества, регулируемых частным правом. Выявленная узость понимания законности как принципа государства, реализация которого выражается в исполнении законов и подзаконных нормативных актов, требует иной ее трактовки. Право противоположно анархии, бунту, хаосу. Оно — воплощение порядка, и в этом смысле тотальное со­блюдение юридических норм означает, что в обществе уста­новлен правовой режим. Он-то и тождествен законности. При этом речь идет именно о соблюдении юридических норм, а не о самих нормах права, о порядке общественных отношений, а не о них самих, урегулированных правом (в последнем слу­чае понятие законности совпало бы с понятием правопорядка, которое будет рассмотрено в следующей лекции). Итак, законность — это правовой режим общественной жизни, заключающийся в неуклонной соблюдении юридиче­ских норм всеми ее праводееспособными участниками. Подобное понимание законности восходит еще к пятиде­сятым годам. Однако изгнание из советской юриспруденции понятия частного права заставило трактовать ее только как сторону, элемент общественно-политического режима, а не режима всей общественной жизни [81, 353-355]. По тем же причинам законность рассматривалась как со­ставная часть демократии. Полвека продолжается в российской науке и спор о времени происхождения законности. Большинство теоретиков склоня­ются к выводу, что она — современница демократии и потому не могла быть присуща добуржуазным государствам. С раз­виваемой нами точки зрения, законность — современница не демократии, а права.

Право, однако, не имеет фиксированной даты своего рождения. Оно — результат длительной исто­рической эволюции. Законность наиболее ярко проявляется лишь в его развитых видах, когда оформились его основные свойства и оно стало мерой свободы формально равных субъ­ектов. Это качество права в полной мере обнаружилось срав­нительно поздно — в Новое время. Законность — характеристика той общественной среды, в которой люди и их коллективы реализуют свои субъектив­ные права и обязанности (разумеется, среда рассматривается здесь лишь с точки зрения осуществимости в ней юридиче­ских норм). Она господствует там, где в отношениях между индивидами, их коллективами, между всеми ими и государ­ством царствует право. Предпосылкой законности является объективная потреб­ность любого общества, избегая катаклизмов, сохранить свою целостность, обеспечиваемую, в частности, юридическими правилами поведения людей. Последние потому и общеобяза­тельны, что способствуют нормальному функционированию социального организма, закрепляя условия для таких дей­ствий индивидов, которые позволяют им удовлетворять свои потребности и которые не препятствуют всем остальным де­лать то же самое. В коллективе, основанном на обмене, объ­ективно создается взаимозависимость его членов: любой из них может удовлетворить свою потребность, лишь удовле­творив потребность другого. Человек Петр получает необхо­димый ему продукт деятельности Павла только в обмен на продукт своей деятельности. Такой порядок — обязательная предпосылка существования каждого, а следовательно, обяза­тельная предпосылка существования и самого коллектива — общества. Но тогда обязательно и средство закрепления и со­хранения этого порядка — действие права, и общество в ходе своего развития формирует не только юридические нормы, но и условия их осуществления. Включаясь в общество я зани­мая те или иные социальные позиции в его структуре, человек одновременно усваивает социальный опыт, зафиксированный, в частности, правом. Юридические нормы превращаются из внешних индивиду установлений в его собственные установ­ки, на основе которых он осознанно или неосознанно строит свое поведение. Формируется чувство права.

Людям отнюдь не всегда известны во всех деталях уголов­ный, гражданский или семейный кодексы. Их поведение пра­вомерно, ибо право усвоено ими, сделано своим, стало элемен­том их знаний, убеждений, установок, иногда внесознательных. Они не убивают, не крадут, не нарушают общественный порядок, соблюдают условия договоров и т.д. не только пото­му, что все это юридически запрещено, но и потому, что по­добные поступки не присущи им самим. При таких условиях соблюдение юридических норм становится массовидным про­цессом, и право начинает господствовать в отношениях между всеми участниками общественной жизни. Формируется закон­ность как правовая характеристика состояния общества. В свете сказанного обнаруживается ошибочность утвер­ждения, будто соблюдение юридических норм, а следователь­но, и сама законность основаны на государственном прину­ждении. Органы государства и его должностные лица, приме­няя юридические нормы, действительно способствуют устра­нению препятствий осуществлению права и таким образом укрепляют начало законности в общественной жизни. Одна­ко в этом процессе законность сама оказывается необходи­мым условием правомерности применения юридических норм, а стало быть, и гарантией правомерности применяемого го­сударством принуждения. Не столько государственное прину­ждение обеспечивает законность, сколько законность обеспе­чивает его правомерность, а следовательно, и его социальную оправданность. История — свидетель той опасности, какую представляют собой нарушения законности. Социальные катаклизмы, бун­ты, государственные перевороты, всегда сопровождающиеся массовым нарушением требований юридических норм, приво­дят к смертям людей, разрушению культурных, материаль­ных и социальных ценностей. Еще более опасно отсутствие законности — неизбежное следствие социальных революций, когда те или иные социальные группы и клики пытаются, разрушив старые общественную, государственную и право­вую системы, одним большим скачком достигнуть нового со­стояния общества. Возникающий в этих случаях правовой ни­гилизм способствует воцарению анархии, разрыву социаль­ных связей, а следовательно, — разрушению общества и все­общему хаосу. Конечно, было бы ошибочным представлять, что наруше­ние законности — причина революций, социальных бурь, пе­реворотов и т.д. Оно может быть лишь одним из факторов, порождающих эти события. Однако можно со всей определен­ностью утверждать, что общественные перевороты и разру­шения создают основу правового нигилизма, игнорирования законности.

Новый социальный строй, отрицал старое право, может сделать это лишь путем издания революционных законов, отменяющих прежние юридические нормы. Но официально не действующие правила поведения продолжают жить в по­вседневной практике, в сознании населения, установках лю­дей. Способствуя сохранению общества, они остаются правом, противоречащим закону. Столкновение права и закона приво­дит к правовой аннигиляции — взаимоуничтожению право­вых норм и норм, установленных государственной властью. И те, и другие бездействуют. Наступает безнормие, или ано­мия. С точки зрения современной теории права, состояние за­конности во многом зависит и от субъективных факторов.

Их действие иногда называют гарантиями законности. К их чи­слу следует отнести:

1) обеспечение соответствия закона праву, в частности, пу­тем установления особого порядка издания законодательных актов, при котором основные принципы права были бы за­креплены в Конституции и нормативные акты не могли бы вступать с ними в противоречие;

2) верховенство закона по отношению к гражданам и госу­дарству, равенство перед законом граждан и государства;

3) разделение властей, обеспечивающее независимость пра­восудия и административной юрисдикции;

4) процедуры правоприменительной деятельности, обеспе­чивающие права субъектов;

5) безусловное право субъектов на судебную защиту своих прав.

После сказанного определение законности как правового режима общественной жизни, заключающегося в неуклонном соблюдении юридических норм всеми ее праводееспособными субъектами, приобретает более глубокий смысл. Итак, появление в ходе селективной эволюции правовых норм, юридические факты, вызывающие к жизни правоот­ношения, реализация субъективных прав и обязанностей его участников, дающая людям конкретные блага, правоприме­нительная деятельность государства, устраняющая все пре­пятствия на пути осуществления права, и, наконец, закон­ность, обеспечивающая подчинение праву всего этого процес­са, поведения всех его субъектов, — таковы этапы жизни пра­ва, его возникновения и осуществления. Эффектом его реализации является правопорядок.