Теория государства и права. Лекции. Юридическая ответственность.

Понятие юридической ответственности, как это следует из сказанного, выражает сложный социально-правовой фено­мен, обладающий многими объективными свойствами. Их-то и должна зафиксировать теория права, выделяющая в этом предмете свой аспект исследования. Какой бы вид юридической ответственности мы ни рас­сматривали, прежде всего она выступает в виде санкции за правонарушение, т.е. в виде государственного принуждения к выполнению требований правовых норм.

Те юридические последствия, которые с государственным принуждением не связаны, юридической ответственностью не являются. Этот признак позволяет отличать ее от всех иных форм юридиче­ских последствий даже тогда, когда они сопряжены с опре­деленными невзгодами для тех или иных лиц.

Так, истече­ние исковой давности лишает субъективное право возможно­сти судебной защиты: если его обладатель обратится в суд с иском, в удовлетворении его требований ему будет отказано именно по причине пропуска соответствующий давностных сроков. Однако такое лицо не становится субъектом правовой ответственности. Государственное принуждение — необходимое, но недо­статочное условие юридической ответственности. Оно может применяться и притом также на правовой основе и в случа­ях реквизиции имущества (в частности, в военной обстанов­ке или в связи со стихийными бедствиями), и при необхо­димости принятия мер медицинского характера (например, при психических расстройствах, когда повеление душевнобо­льных опасно для окружающих), и в интересах общественной и государственной безопасности (таможенный досмотр, про­верка документов и т.д.), и в целях обеспечения нормального хода расследования уголовных дел (например, обыск, задер­жание, арест и другие меры процессуально-обеспечительного плана), и при изъятии имущества его собственником у добро­совестного приобретателя в порядке виндикации (ст. 301 ГК РФ) и т.д.

Однако все эти меры, хотя они и выступают в виде государственного принуждения, не являются формами юри­дической ответственности. Чтобы речь шла об ответственно­сти, необходимо осуждение деяния обществом в качестве пра­вонарушения. Лишь общественное осуждение и оценка поведе­ния как противоправного может превратить государственное принуждение в меры юридической ответственности. Но и совокупность названных неотъемлемых свойств изу­чаемого феномена также еще недостаточна для его определе­ния. Когда, например, лицо, самоуправно занявшее муници­пальную жилплощадь, выселяется в административном по­рядке, или по решению суда осуществляется выдел доли иму­щества участника общей собственности, имеет место и госу­дарственное принуждение, и общественное осуждение, но тем не менее о юридической ответственности здесь говорить еще нельзя. Последняя может выразиться только в определенных отрицательных последствиях для правонарушителя. Она все­гда представляет собой претерпевание, правовой урон, обре­менение правонарушителя и отнюдь не сводится к принуди­тельному осуществлению одной только обязанности, которую он по каким то причинам добровольно не выполнил.

Сводя воедино указанные признаки, теория определяет юридическую ответственность как меру государственного принуждения, которая выражается в отрицательных послед­ствиях для правонарушителя, наступающих в виде ограни­чений личного или имущественного порядка [49,318]. Она — реакция общества и государства на правонарушение. Обобщение сказанного позволяет определить и функции юридической ответственности. Это, во-первых, наказание (кара, "штраф"), направленное на то, чтобы предупредить возможность совершения правонарушений в будущем как самим правонарушителем (частная превенция), так и все­ми остальными членами общества (общая превенция). Во-вторых, это — восстановление нарушенного права, реализу­ющееся преимущественно в той сфере общественных отноше­ний, которая регулируется гражданским правом (возмещение убытков, оплата неустоек). В данном случае происходит за­мена одной неисполненной обязанности новой обязанностью или лишение права, из которого вытекала нарушенная обя­занность [47а, 14].

С точки зрения общей теории права в механизме правово­го регулирования правонарушения играют роль юридических фактов, т.е. таких действий, которые порождают, изменяют или прекращают правовые отношения. Включение в анализ этого момента позволяет охарактеризовать юридическую от­ветственность как одну из их разновидностей. Рассматривае­мая подобным образом, она выступает в форме охранительно­го правоотношения, которое возникает между правонаруши­телем и государством с момента совершения деликта. Юри­дическое содержание этого правоотношения образуют субъек­тивные права и обязанности его участников. В частности, го­сударство, установив факт правонарушения, имеет право осу­ществить принуждение по отношению к виновному, но обяза­но сделать это в рамках санкции той нормы права, которая оценивает совершенное деяние как деликт, будь то преступ­ление, гражданское правонарушение, административный или дисциплинарный проступок.

Со своей стороны, правонаруши­тель в случае официального признания его виновным обязан претерпеть все то, что ему будет определено компетентным органом в виде кары за совершенное деяние, и имеет право требовать, чтобы назначенное ему наказание не вышло за пределы предусмотренного соответствующей нормой права. Государство как субъект охранительного правоотношения в лице тех или иных своих органов осуществляет правоприме­нительную деятельность, которая в ряде случаев реализуется в определенной процессуальной форме. Юридическая ответственность субъекта правоохранитель­ного правоотношения выступает прежде всего как его обязан­ность подчиниться государственному принуждению. Против такого понимания в последнее время выступил ряд теорети­ков,. специализирующихся, в первую очередь, в области уго­ловного права. Не отрицая того обстоятельства, что юриди­ческие нормы реализуются в форме правовых отношений, они рассматривают уголовное право как такой институт, который регулирует взаимосвязь людей еще до того, как она примет форму конкретных поступков. С их точки зрения, уголовно- правовая ответственность по своему содержанию — реальное правомерное поведение субъектов права, предпосылкой кото­рого является наличие соответствующей нормы права. Это — выполнение должного [3,11,174-276; 61,108-110]. Отсюда про­исходит и название анализируемого правового феномена — позитивная юридическая ответственность. Как отмечает В. С. Прохоров, "государство, обеспечивая порядок в общественной жизни, действует в рамках закона и на основании закона — режим законности создает пра­вопорядок.

Правовая ответственность является, таким обра­зом, результатом правового урегулирования деятельности людей...". Он различает объективные и субъективные пред­посылки ответственности, определяющие соответственно ее объективную и субъективную стороны. Объективная сторо­на позитивной ответственности задана положением личности в системе социальных отношений, регулируемых правовыми нормами. Субъективная сторона и выражает осознание субъ­ектом социальной и правовой действительности, иначе гово­ря, основой субъективной стороны юридической ответствен­ности выступает наличие свободы воли индивида" [86,118-119]. Юридическая ответственность, которая наступает вслед­ствие совершения правонарушения, сторонниками разбирае­мого подхода именуется ретроспективной. Деликт уже совер­шен, он — прошлое, и ответственность имеет в этом смысле основу, обозреваемую лишь ретроспективно. Позитивная и негативная (ретроспективная) ответствен­ность — не два вида ответственности. По словам В. Н. Ку­дрявцева, "ретроспективная ответственность, связанная с на­значением и применением наказания, не является ... само­целью.

Главный ее смысл в том, чтобы исправить и перевос­питать правонарушителя ... а это означает пробудить в нем, а также укрепить в окружающих чувство ответственности за свои поступки в будущем, понимание социального значе­ния своего поведения. Ретроспективная ответственность, сле­довательно, есть лишь специфический метод обеспечения от­ветственности позитивной (перспективной)" [61,110]. Проблема юридической ответственности теорией права до конца не решена и продолжает вызывать споры. С точки зре­ния развиваемой нами концепции, заслуживает внимание во­прос, не является ли обязанность соблюдения юридических норм составной частью правового статуса личности, если по­следний рассматривать как специфическое правовое отноше­ние между нею и государством. В этом случае ответствен­ность и в самом деле может трактоваться не как следствие правонарушения, а как следствие формирования, санкциони­рования или издания юридической нормы.