Теория государства и права. Лекции. Общество и государство.

Гражданское общество, по определению Гегеля, есть объединение частных лиц. "В гражданском обществе, — пи­сал он, — каждый для себя — цель, все другие для него ничто". Таким образом, индивиды здесь суть частные лица, преследующие как свою цель свой собственный интерес. "Но без соотношения с другими он не мо­жет достигнуть объема своих целей; эти другие суть потому средства для целей особенного", — продолжал немецкий фи­лософ.

Поскольку речь идет не о связях отдельных людей в дуэты, трио, квартеты и т.д., а об отношениях всех со всеми, закономерен его вывод о слиянии всех участников этого вза­имодействия в некую всеобщность — гражданское общество [24, VII, 211]. Гражданское общество, по Гегелю, — отнюдь не высшая форма "всеобщности" (коллективности). Оно результат раз­ложения кровнородственных связей и объединения людей на иной — обменной — основе в народ, в нацию. Нация, хотя и сохраняет для большинства входящих в нее индивидов общ­ность происхождения, вместе с тем объединяет множество "посторонних" людей, имеющих других предков. Это стало возможным лишь вследствие изменения основы коллективных связей. Теперь ее образуют "общие потребности и взаимодей­ствие в их удовлетворении" [24, VII, 215], которые не зависят от рода и племени входящих в социальную общность субъек­тов. Гражданское общество глубоко эгоистично, включая себя­любивых индивидов, объединяемых прежде всего нуждой. По­скольку каждый из них преследует собственные цели, кол­лективность эта подвержена разного рода случайностям и нуждается в более высокой "форме всеобщности" — в госу­дарстве. Таким образом, гражданское общество — связующее звено, находящееся между разрозненными индивидами и го­сударством как высшей формы человеческой организации [24, VII, 211].

Само по себе гражданское общество выступает в гегелев­ской картине мира в крайне неприглядном свете. Входящая в него отдельная личность, "особенность как распространя­ющееся во все стороны удовлетворение своих потребностей, случайного произвола и субъективного каприза, разрушает в своих наслаждениях самое себя... с другой стороны, удовле­творение необходимых и случайных потребностей, как под­вергающееся бесконечному возбуждению, находящееся во все­сторонней зависимости от внешней случайности и внешне­го произвола, а также ограниченное властью всеобщности, случайно. Гражданское общество представляет нам... карти­ну столь же необычной роскоши, сколь и картину нищеты и общего обоим физического и нравственного вырождения" [24, VII, 213]. Выявленные здесь пороки гражданского общества должны были объяснить, по мысли Гегеля, необходимость его перехода в государственное состояние. Нарисованная немецким философом картина получилась чрезвычайно мрачной. История XX века показала, что основ­ные принципы гражданского общества — свобода личности, частная собственность и др. — оказались жизнеспособнее всех других, и современный либерализм, эта идеология и религия гражданского общества, на данном историческом этапе, похо­же, победила своих главных врагов — идеологию коммунизма и фашизма.

Это дало основание Френсису Фукуяме, амери­канскому профессору японского происхождения, летом 1989 г. объявить, что главные противоречия современного мира раз­решены, холодная война окончена и наступил конец истории. Поскольку "решены все прежние противоречия и удовлетво­рены человеческие потребности", наступил постисторический период. По-видимому, такого рода исход не особенно нравится ав­тору. "Конец истории печален, —пишет он. — Борьба за при­знание, готовность рисковать жизнью ради чисто абстракт­ной цели, идеологическая борьба, требующая отваги, вообра­жения и идеализма, — вместо всего этого — экономический расчет, бесконечные технические проблемы, забота об эколо­гии и удовлетворение изощренных запросов потребителя. Б постисторический период нет ни искусства, ни философии, — есть лишь тщательно оберегаемый музей человеческой исто­рии" [104,148]. Однако все это, вызывая у Фукуямы "носталь­гию по Европе после 1945 года" и надежду на то, что история, быть может, возьмет новый старт, никоим образом не опро­вергает его выводов о победе на Западе в конце XX столетия идей либерализма, воплощенных в гражданском обществе. Переходя к характеристике современного гражданского об­щества, в нем можно выделить три уровня общественных от­ношений. Первый уровень связан с производством самого человека и охватывает сферу семьи, быта и культуры (в частности, образование). Второй уровень охватывает область экономики, включая в себя производство, распределение, обмен и производитель­ное потребление (личное потребление осуществляется на пер­вом уровне — в быту).

Именно здесь реализуется тот про­цесс обмена вещами (товарами) и деятельностью, который объединяет изолированных индивидов в общественный кол­лектив. Субъектами отношений здесь выступают, во-первых, индивиды; во-вторых, социальные группы, в которые оказа­лись объединенными индивиды, занимающие одинаковые ме­ста в системах общественного разделения труда, собственно­сти, культуры и т.д., и которые образуют социальный состав гражданского общества; в-третьих, различные объединения индивидов, профессиональные союзы, союзы предпринимате­лей, общества потребителей и т.п.

Все эти субъекты уста­навливают между собой разнообразные по своему характеру связи помимо государства (в частности, договорные), кото­рые позволяют в определенных пределах обеспечивать гар­моническое развитие гражданского общества без вмешатель­ства государства как политической сйлы. Последнее присут­ствует здесь лишь потенциально. Таким образом, характер­ной чертой гражданского общества является его саморегули­руемость, самодетерминированность. То, что оно способно к саморазвитию, и то, что оно — результат свободного объ­единения индивидов, расширяет возможности гражданского общества определять свое развитие. Если оно окажется спо­собным преодолевать возникающие противоречия, то оно смо­жет избегать революций как средства насильственной замены одного общественного строя другим. На третьем уровне гражданского общества его члены всту­пают в политическую жизнь. Политика — область обще­ственных отношений, в которых реализуется борьба за уча­стие в общих делах населения, осуществляемых государ­ством, и в определении направлений его деятельности.

Субъ­ектами политического процесса в современных его формах являются индивиды (граждане), их политические объедине­ния — организации (партии, движения, "фронты", союзы и т.п.) и государство.