Уголовное право РФ. Решение задачи №4.

Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть I.
Решение задач из практикума по гражданскому праву под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. Часть II.

Учитывая летальные последствия применения вещества – дикаина, необходимо квалифицировать действия Петренко по ст. 109 ч.2 УК РФ. Объект преступного посягательства - жизнь человека. Потерпевшим здесь может быть любое лицо.

С объективной стороны причинение смерти по неосторожности складывается из действия или бездействия, выступающего причиной наступления результата, и самого результата - смерти человека. Виновный нарушает установленные правила поведения в быту, на производстве и т.д., что и приводит в конкретном случае к смерти потерпевшего. Составы преступления материальные. Преступление полагается оконченным с момента наступления последствий (смерти потерпевшего). Помимо факта нарушения общепринятых правил предосторожности лицом и наступления смерти необходимо установить причинно-следственную связь между этими явлениями.

Составы преступления материальные. Преступление полагается оконченным с момента наступления последствий (смерти потерпевшего). Субъективная сторона - неосторожность в виде причинения смерти по легкомыслию или небрежности: виновное лицо, нарушая правила предосторожности, предвидело возможность наступления смерти потерпевшего, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение такого результата (легкомыслие) либо не предвидело возможности наступления от своих действий (бездействия) летального исхода, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло это предвидеть (небрежность). Если лицо не должно было или не могло предвидеть наступления от своего поведения смерти потерпевшего, уголовная ответственность исключается ввиду невиновного причинения вреда (ст. 28). Под ненадлежащим исполнением виновным профессиональных обязанностей понимается поведение лица, в полной мере или частично не соответствующее официальным предписаниям, требованиям, предъявляемым к нему при выполнении профессиональных функций (медицинского или фармацевтического работника, электрика, крановщика и т.д.). Субъект преступного посягательства - физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Деяние, описанное в ч.2 статьи 109 УК РФ, относится к категории преступлений средней тяжести.

В судебно-медицинской литературе неблагоприятные исходы лечения классифицируются на: врачебные ошибки; несчастные случаи; наказуемые упущения. Врачебная ошибка - добросовестное заблуждение врача в диагнозе, методах лечения, выполнении операций и так далее, возникшее вследствие объективных и субъективных причин: несовершенства медицинских знаний, техники, недостаточности знаний в связи с недостаточным опытом работы. Несчастный случай - неблагоприятный исход такого врачебного вмешательства, в результате которого не удается предвидеть, а следовательно, и предотвратить его из-за объективно складывающихся случайных обстоятельств, хотя врач действует правильно и в полном соответствии с принятыми в медицине правилами и методами лечения. Ответственность не наступает. Наказуемые упущения - случаи уголовно наказуемого недобросовестного оказания медицинской помощи. Сущность врачебной ошибки и несчастного случая сводится главным образом к тому, чтобы показать, что действия медицинского персонала были объективно ненадлежащими, неверными. Следует отметить, что когда речь идет об объективных причинах недостатков и упущений в диагностике и лечении, то этим самым как бы определяется их относительная независимость от деяний конкретных медицинских работников. Клиническая оценка ошибок в лечебно-диагностическом процессе, вне всякого сомнения, должна проводиться врачами, однако решение вопроса о наличии или отсутствии в действиях медицинских работников элементов противоправности и виновности является исключительно юридической прерогативой.

При оценке обстоятельств, которые могли повлечь объективно ненадлежащую медицинскую помощь, необходимо учитывать следующие факторы: 1) недостаточность, ограниченность медицинских познаний в вопросах диагностики, лечения, профилактики некоторых заболеваний и осложнений (неполнота сведений в медицинской науке о механизмах патологического процесса; отсутствие четких критериев раннего распознавания и прогнозирования болезней); 2) несовершенство отдельных инструментальных медицинских методов диагностики и лечения; 3) чрезвычайную атипичность, редкость или злокачественность данного заболевания или его осложнения; 4) несоответствие между действительным объемом прав и обязанностей данного медицинского работника и производством требуемых действий по диагностике и лечению; 5) недостаточные условия для оказания надлежащей медицинской помощи пациенту с данным заболеванием в условиях конкретного лечебно-профилактического учреждения (уровень оснащенности диагностической и лечебной аппаратурой и оборудованием); 6) исключительность индивидуальных особенностей организма пациента; 7) ненадлежащие действия самого пациента, его родственников, других лиц (позднее обращение за медицинской помощью, отказ от госпитализации, уклонение, противодействие при осуществлении лечебно-диагностического процесса, нарушение режима и др.); 8) особенности психофизиологического состояния медицинского работника (болезнь, крайняя степень переутомления). Данные обстоятельства могут играть главную роль в наступлении негативных последствий либо выступать в качестве условий, своеобразного фона, на котором осуществляются ненадлежащие действия медицинского работника, обусловленные причинами субъективного характера. Если же главным в наступлении тяжелых для больного последствий является ненадлежащее оказание помощи, выражающееся в запоздалом (несвоевременном), недостаточном, неправильном (неадекватном) ее предоставлении, обусловленном причинами субъективного порядка, то это, безусловно, имеет правовое значение для возникновения основания для уголовной ответственности.

Действия медицинского работника будут неправильными в том случае, если он не выполнил какие-то обязательные, известные в медицине требования (при переливании крови не определил групповую и резус-принадлежность крови донора и реципиента, необоснованно превысил дозировку лекарственного вещества или нарушил требования относительно способов его введения, без достаточных оснований допустил существенные отступления от схемы или принципов лечения определенной болезни и т.п.).

При оценке правильности тех или иных действий необходимо иметь в виду, что может существовать несколько методов лечения болезни, и врач в таких случаях имеет право выбора исходя из своего опыта, знаний, обеспеченности лекарственными средствами и других обстоятельств. Если из нескольких равноценных методов лечения болезни, принятых в современной медицине, врач остановился на каком-то одном, действия его являются правомерными. Под ненадлежащим исполнением лицом своих обязанностей понимается совершение деяния, не отвечающего полностью или частично официальным требованиям, предписаниям, правилам. Медицинский работник несет ответственность за ненадлежащее исполнение (неисполнение) обязанностей, относящихся к его должности и соответствующих его образованию.

Таким образом, в данном случае объективная сторона выражается в действии медицинской сестры Петренко, которая перепутав лекарство с ядом, непосредственно способствовала наступлению смерти пациента. Прямая причинная связь между действием сестры и смертью пациента очевидна.

В случае, если бутылочки с препаратами поменяла местами Тумашева, решившая отомстить Петренко, квалификация действия последней останется неизменной, так как Тумашева естественно не предупредила ее о произведенных действиях, но этикетки местами она не меняла, а значит Петренко должна была в любом случае убедиться в наименовании применяемого препарата. А вот действия самой Тумашевой должны уже будут квалифицироваться как убийство, ведь меняя бутылочки с лекарствами она осознавала, что наступят неблагоприятные последствия для пациента и желала их наступления, так как только в этом случае ее замысел мести Петренко удался бы. То есть, понимая реальную возможность наступления смерти пациента, она относилась к этому безразлично и даже надеялась на это. Но в данном варианте всплывает существенный пробел в законодательстве. Подстрекателем Тумашеву признать нельзя, так как вина у Петренко неосторожная. Ее нельзя признать и исполнителем (посредственным исполнителем) преступления, поскольку Петренко полностью выполнила объективную сторону преступления при неосторожной вине, поэтому она подлежит уголовной ответственности, а это противоречит буквальному смыслу ч. 2 ст. 33 УК. Если строго придерживаться правила о недопустимости аналогии в уголовном праве (ч. 2 ст. 3 УК), то получается, что Тумашева к уголовной ответственности вообще привлечена быть не может! Это свидетельствует о существовании пробела в законодательном определении исполнителя преступления и необходимости его устранения.

Для устранения данного пробела можно предложить законодательное определение посредственного исполнителя дополнить указанием на то, что таковым признается и лицо, использовавшее других лиц, "подлежащих уголовной ответственности, но по другим статьям настоящего Кодекса". Такое дополнение позволит признать Тумашеву в приведенной задаче исполнителем умышленного убийства, Петренко же понесет уголовную ответственность за причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Полагаю, что такая юридическая оценка указанных лиц будет справедливой.